Menu

Поддержите проект, разместите новость в своей ленте!

Путь Порошенко: из Европы — в импичмент. Ростислав Ищенко

poroshenko-impishment--768x436

Оценка европейской части международного турне Порошенко была дана еще до его начала. И дали ее украинские политики. Подконтрольные партии Тимошенко «Батькивщина» облсоветы начали принимать обращения к Верховной раде с требованием начать процедуру импичмента президента. Одновременно в Раду был внесен законопроект, регламентирующий процедуру импичмента.

До сих пор всем украинским президентам удавалось блокировать прохождение аналогичных законопроектов через парламент. В результате чего, хоть в Конституции Украины и была предусмотрена возможность импичмента, ее реализация блокировалась отсутствием процедуры (кто, как и в какие сроки отстраняет действующего президента от власти).

Добиваться досрочного ухода Порошенко с президентского поста Тимошенко начала еще весной 2016 года. Однако единственным механизмом давления на Петра Алексеевича была только угроза силового переворота. Украинские политики могли и могут реализовать ее в качестве крайней меры, но добровольная отставка и досрочные выборы для них предпочтительнее, поскольку не ставят под сомнение легитимность смены украинской власти.

Реализация силового варианта чревата отказом еще какого-то числа регионов повиноваться узурпаторам. Причем «сепаратисты» могут появиться не только на юго-востоке. А это уже похоронит тезис Киева, упорно именующего украинскую гражданскую войну «российской агрессией». Да и явно уставшая от Украины Европа способна воспользоваться очередным переворотом, чтобы снять с себя ответственность за Украину. Майдан-то они поддерживали и Порошенко гарантии в рамках «нормандского формата» и минских договоренностей давали, но если Порошенко свергли, то начинать можно с чистого листа.

Добровольный уход или законная процедура отстранения Порошенко такой возможности ЕС не дадут, поскольку сохранится преемственность власти, а значит, и преемственность обязательств.

Поездка Порошенко в США и ЕС задумывалась и реализовывалась с целью демонстрации внутриполитическим оппонентам, добивающимся его ухода, что Запад продолжает поддерживать украинского президента. Возможно, ограничься Петр Алексеевич только Европой, ему и удалось создать нужную иллюзию. Европейцы, хоть и устали от его органической неспособности к внятным целенаправленным действиям, все же не заинтересованы в резкой дестабилизации Украины (по крайней мере, пока не построены обходящие ее территорию газопроводы, способные на 100% обеспечить необходимые ЕС поставки российского газа).

Но Порошенко решил проделать с Трампом то, что неоднократно выгорало у украинских политиков с его предшественниками. Использовать американского президента втемную, навязав ему короткую встречу, которую на родине выдать за выдающуюся поддержку. Европейская часть визита должна была лишь подкрепить данную иллюзию. Но в оценке Трампа Порошенко ошибся.

Мстительный американец принял навязанное ему фотографирование с украинским визитером, но позаботился о том, чтобы Порошенко был оказан демонстративно унизительный прием, и чтобы этот факт был широко освещен прессой. Неизвестно, задумывался ли американский президент о возможных политических последствиях этой акции или просто желал получить моральное удовлетворение. Но в Киеве действия администрации США восприняли однозначно — Порошенко можно валить, США вмешиваться не будут.

После этого переговоры с европейскими партнерами уже ничего не могли изменить для Порошенко. Киевские политики не сомневаются, что ЕС без однозначной поддержки США не станет вступаться за Порошенко. Даже если выразит недовольство, то до конкретных санкций дело не дойдет. Не исключено, что они ошибаются, и Европа будет не так благодушна. Но оппоненты Порошенко, так же как и сам Порошенко, уверены, что европейские лидеры (как и они сами) стремятся уловить волю США по едва заметным признакам, смысл которых ясен только «посвященным». Поэтому, как только сигнал от Трампа был получен, давно готовая процедура принуждения Порошенко к отставке под угрозой импичмента была запущена.

То ли пытаясь в отчаянии еще раз, уже через Европу, получить сигнал о поддержке США, то ли от глупости Порошенко усугубил свое положение. На переговорах с председателем Евросовета Дональдом Туском Петр Алексеевич увлеченно обсуждал срыв строительства «Северного потока — 2».

Теоретически расчет был верен. Туск представляет евробюрократию и Польшу. Это как раз та часть европейского истеблишмента, которая до сих пор ведет упорную борьбу против российско-германского газового сотрудничества.

С другой стороны, США в последние месяцы усилили давление на Европу, пытаясь принудить ее отказаться от российского газа в пользу более дорогого американского сжиженного. Для этого Америке надо сорвать строительство «Северного потока — 2».

Порошенко явно рассчитывал, что Туск доложит в Вашингтон о его конструктивном подходе к американским интересам и там сменят гнев на милость. Но не учел двух моментов.

Во-первых, действующая администрация не имеет единой позиции по борьбе с «Северным потоком — 2». Есть группа, поддерживающая американских газовиков (надо же помогать национальному производителю). Есть другая группа, утверждающая, что резких движений пока делать не надо, поскольку важнее договориться с Россией по сирийскому и (шире) ближневосточному урегулированию с учетом американских интересов. Тем более что европейские союзники совсем не в восторге от того, что, едва потребовав от них резко увеличить взносы в бюджет НАТО, США пытаются заставить их отказаться от выбора в пользу более дешевого газа.

Таким образом, ожидать, что Трамп начнет спасать Порошенко только потому, что тот тоже желает провала проекту «Северного потока — 2», было несусветной глупостью. И не только потому, что команда Трампа не уверена в приоритетности этой проблемы, но из-за того, что в этом вопросе от украинских властей ничего не зависит. Более того, если в результате дестабилизации Украины газовый транзит через ее территорию прервется прямо сейчас (когда до ввода в строй обходных газопроводов остается не менее двух лет) американцы получат возможность восполнить недостающие объемы своим сжиженным газом и попытаться закрепить за собой эту нишу на европейском рынке при помощи заключения долгосрочных контрактов. В форс-мажорных обстоятельствах ЕС может оказаться податливее.

Вторая ошибка Порошенко заключалась в том, что Меркель, от которой он также планировал услышать слова поддержки, как раз вынуждена активно продвигать проект «Северного потока — 2». Может, это и противоречит ее политическим предпочтениям, но германскому бизнесу дешевый энергоноситель нужен. И германским политикам важно сделать из своей страны главный европейский газовый хаб (как аргумент в пользу германской концепции европейского будущего).

У Меркель в сентябре парламентские выборы, по итогам которых она пока что имеет неплохие шансы сохранить пост канцлера. Германский бизнес готов закрыть глаза на потери от антироссийских санкций и контрсанкций в предвкушении прибылей от расширения газового сотрудничества. Но если Меркель провалит проект «Северного потока — 2», ее акции в германской политике могут резко упасть.

И тут-то появляется Порошенко со своей поддержкой идеи срыва проекта, с которой носятся поляки и евробюрократы. Понятно, что от него ничего не зависит, но неприятно.

Поэтому и от Меркель Порошенко тоже не дождался ничего кроме общих слов, которые в Киеве уже успели набить оскомину.

Запад оставил его с глазу на глаз с его внутриполитическими проблемами и оппонентами. Единственное, на что Порошенко теперь может рассчитывать, — на разброд и шатание в лагере оппозиции по вопросу о том, кто же должен стать его счастливым сменщиком. Это дает шанс хоть на какую-то контригру. Но будет ли кто-то из украинских политиков делать ставку на Порошенко, который обманул и предал всех кого только мог, включая свое ближайшее окружение, который жаден и ни с кем не делится, поддержка которого в обществе находится на нуле, а ненависть к которому зашкаливает. В конце концов бороться за власть в «стае товарищей» можно без Порошенко и после Порошенко. Одним претендентом меньше — ситуация проще.

В общем, своими визитами Порошенко добился одного — противостояние на Украине окончательно перешло в открытую фазу, и теперь многое будет зависеть от того, как далеко стороны готовы зайти в радикализации процесса. До сих пор на Украине всегда побеждал тот, кто не боялся пролить кровь и первым шел на обострение.

Ростислав Ищенко, МИА «Россия сегодня»

Подробнее ...

Ростислав Ищенко: Беги, Петр, беги!(Киевский тупик) 20.06.2017 (Видео)

2015-11-05 222051-e1446751435306

ИЩЕНКО: Я не знаю, Порошенко виднее, он в принципе, о фантастической поддержке начал заявлять еще до отъезда в Соединенные Штаты. Причем, вообще, сам его визит больше походил на бегство, потому что внезапно стране стало известно, что самолет с Порошенко улетел неведомо куда. По ходу дела узнали, что в Соединенные Штаты и что у него там, вроде бы, визит.

ПОДОЛЯН: И в Соединенных Штатах вроде бы тоже как удивились?

ИЩЕНКО: В Соединенных Штатах только на следующий день узнали, что у Порошенко таки визит. Понимаете, чтобы было понятнее как это выглядит: представьте себе утро воскресенья, вы сидите с мужем на кухне и пьете чай. Звонок в дверь, вы открываете, вваливаюсь я мятый, пьяный, с букетом прошлогодних ромашек, которые, в общем-то, даже и не цветы, а лекарственное растение, и говорю: «Привет, сколько лет, сколько зим! Вот тут мимо проходил, узнал адресок, решил заскочить на минуту. Ну, давай, что тут у нас есть поесть, выпить, заодно и поболтаем».

ПОДОЛЯН: И фотографию на память.

ИЩЕНКО: Да. Вот это примерно содержание визита Порошенко. Потому что, с моей точки зрения, это унизительно, когда президент ну пусть и достаточно уже убогого, но все-таки крупного государства, начиная с января месяца, еще даже, по-моему, инаугурация Трампа не прошла, он уже заявлял, что у него через две недели назначена встреча. Ну вот она была назначена, была назначена, была назначена. Прошло почти полгода полных. Он полетел, в общем-то, незваным гостем и по сути дела напросился, как вы очень точно заметили, «заглянуть»…

ПОДОЛЯН: Вы знаете, это даже не я отметила, это британские СМИ так пишут. И более того, они подчеркивают, что встреча лично с Трампом даже не была одобрена, и «американский президент сопротивлялся», это цитата The Guardian.

ИЩЕНКО: Я охотно верю, потому что если бы мне бы сообщили, даже если бы я был президентом не Соединенных Штатов, а всего-навсего Лесото королем, просто не президентом в этой стране, что ко мне летит какой-то Порошенко и собирается со мной встретиться — он уже запланировал со мной встречу – я бы тоже сказал: «Я вообще-то занят, у меня другие планы на вечер». Я понимаю, что Трампа очень сильно убеждали и говорили: ну сейчас опять все СМИ начнут писать, что это из-за того, что Путин тебе выборы выиграл, это ты для него стараешься, с Порошенко не хочешь встречаться и так далее. Ну и уговорили, вот как с этим самым с Климкиным на фотосессию. Потому что там же вообще содержание этого визита, если даже посмотреть на то, что анонсировали, в принципе, сотрудники Порошенко: Порошенко встретится с бизнесменами. Ну, я понимаю, иногда президент маленькой страны может метнуться зайчиком даже в другое государство, для того чтобы с какой-то крупной транснациональной корпорацией подписать какой-нибудь контракт на десятки миллиардов долларов. Я думаю, что если бы Порошенко прилетел в Соединенные Штаты с такой целью, ему бы не надо было даже с Трампом встречаться, он бы, в принцип, свою функцию выполнил.

Источник

Подробнее ...

Внеблоковая Россия и кошмар коалиций. Ростислав Ищенко

nato--768x436

Секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана, представитель высшего руководителя Ирана, бывший министр обороны Ирана Али Шамхани побеседовал с представителями Фонда изучения Ирана и Евразии (иранский партнер Российского совета по международным делам).

В ходе беседы, характеризуя возможное развитие взаимоотношений Ирана и России в ближайшей перспективе, высокопоставленный иранский политик обронил фразу: «Если исходить из возможностей обеих сторон, то на самом деле можно говорить о создании эффективной региональной коалиции, цель которой — обеспечение безопасности не только в регионе, но и во всем мире».

Это уже второе за год предложение России о создании военного альянса. Предыдущее поступило от Си Цзиньпина, который в июле 2016 года, выступая на торжественном заседании КПК, посвященном ее 95-летию, заявил: «Мы сейчас наблюдаем агрессивные действия со стороны США как в отношении России, так и Китая. Я считаю, что Россия и Китай могут создать альянс, перед которым НАТО будет бессильно, и это положит конец империалистическим стремлениям Запада».

Откуда такая настойчивость и почему Россия не спешит оформлять отношения с государствами, желающими войти с ней в военный альянс?

Когда в 1939 году Чемберлен заявил о предоставлении британских гарантий Польше, он подвергся резкой, но справедливой критике со стороны парламентской оппозиции. Обвинили его в том, что он поставил вступление Британии в войну в зависимость от решения польского правительства.

Сегодня мы наблюдаем в Европе те же «высокие отношения». Младшие слабые члены НАТО устраивают антироссийские провокации и нагнетают напряженность. Затем, ссылаясь на ими же созданную напряженность, требуют от старших членов НАТО размещения на своей территории войск и оказания им материальной помощи.

Когда Трамп попытался найти выход из этого замкнутого круга, предложив партнерам по НАТО самим платить за свою безопасность, то есть оплачивать содержание американских войск в Европе, скандалить начали уже не только маленькие и слабые, но даже Германия. Меркель прекрасно поняла, что если раньше германские налогоплательщики оплачивали только дежурство в прибалтийском небе своих истребителей (на ротационной основе с другими партнерами по НАТО), то теперь придется платить и за американские бригады в Восточной Европе, и за их учения, и так далее. Румыны и прибалты за это удовольствие заплатить все равно не смогут.

Таким образом, как видим, в любом альянсе всегда есть тот, кто несет основные издержки, и тот, кто получает основные преимущества.

Напомню, что тот же Китай не особенно интересовался возможностью оформить альянс с Россией, когда Москва практически в одиночку выдерживала давление США и НАТО (грузинский конфликт, украинский кризис, начало сирийского кризиса). Пекин занимал по отношению к России благожелательную позицию, но выражалось это в основном в том, что Китай в ООН не голосовал за антироссийские резолюции. Но и не ветировал их, предпочитая воздерживаться. Ни о каком обязывающем военном союзе речь вообще не шла.

Интерес к оформлению отношений у Китая возник в тот момент, когда США решили перенести центр тяжести своего давления с России на Китай, а их военно-морская активность в акватории Тихого океана, в том числе вблизи китайских берегов, резко возросла. В такой ситуации обязывающий военный союз с Россией не просто стал бы для Китая охранной грамотой, но и вновь переключил бы внимание США на Россию, поскольку Москва бы продемонстрировала готовность поддерживать и создавать любые антиамериканские союзы.

Сегодня же Россия активно поддерживает Китай политическими и дипломатическими средствами, а также не скрывает тесного военного взаимодействия (военно-техническое сотрудничество, совместные учения). Но у России нет обязывающего соглашения, которое бы предполагало ее безусловное вступление в военный конфликт на стороне Китая. У Москвы руки остаются развязанными, а пространство для маневра широким при любом варианте развития событий.

При этом такая позиция Москвы защищает Китай не хуже обязывающего соглашения. США не могут позволить себе конфронтацию с КНР, которая имеет достаточные возможности для длительного сопротивления и нанесения неприемлемого ущерба в условиях, когда у Китая будет оставаться прочный дружественный российский тыл, а сама Россия сохранит свободу рук и, несомненно, выступит с посреднической миссией. То есть пока США будут истекать кровью, Россия получит возможность набирать политические очки, а ее военный потенциал будет становиться все более весомым аргументом по исчерпании американского.

США сами слишком любят воевать именно таким способом, чтобы позволить себе таскать для другого каштаны из огня.

Поэтому партнерство без оформления военного альянса предоставляет Китаю надежную защиту, в то время как  военный альянс сделал бы Россию приоритетной целью США. При этом даже ребенку понятно, что если российские ядерные, военно-космические силы и флот способны надежно поддержать Китай на Дальнем Востоке, то помощь Китая на главном для России европейском театре военных действий (ТВД) была бы чисто номинальной.

Ситуация с Ираном еще сложнее. Да, мы сейчас являемся союзниками в сирийском урегулировании. Но и Турция тоже входит в эту компанию вынужденных партнеров. В последнее время даже Катар, еще вчера наиболее последовательный враг, настойчиво набивается в друзья.

В то же время пока окончательное сирийское урегулирование представляется невозможным без доброй воли США. Между тем Иран является для администрации Трампа столь же сильным раздражителем, как Китай. Пока Москва и Тегеран партнерствуют в «борьбе с террористами» — это ровно то же самое, что коалиция США против ИГ (ИГИЛ, структура запрещена в РФ – ред.) с «умеренными» террористами. Американцам не нравится Иран, нам не нравятся «умеренные» террористы, но, поскольку «неумеренные» террористы хуже «умеренных», мы терпим их союзников, а они наших.

Если же Россия подписывает с Тегераном формальное военное соглашение, она принимает на себя обязательство защищать Иран от США (больше на Ближнем Востоке Тегерану бояться некого). Под таким зонтиком Иран и проиранские шиитские формирования почувствуют себя гораздо вольготнее. Если сейчас они стараются не провоцировать прямые столкновения с американскими военнослужащими, то, получив российское обязательство вступить в войну на их стороне, станут гораздо менее выдержанными.

Кроме того, и Турция, и Иран претендуют на роль регионального лидера. Подписав военное соглашение с Ираном, Москва автоматически толкнет Анкару в лагерь наших противников.

Наконец, есть еще и арабский фактор. Саудовская Аравия и другие монархии Персидского залива опираются не только и не столько на нефтегазовые миллиарды и не на особые отношения с США. Их главный актив — поддержка суннитского арабского мира, видящего в Иране и Турции иноэтнические (неарабские) силы, а в иранском случае еще и шиитов, стремящихся установить господство над арабским миром. Арабы были и будут третьим центром силы на Ближнем Востоке, одинаково враждебным и Турции, и Ирану.

Есть и четвертый центр силы — Израиль, который сумел установить более-менее конструктивные отношения с окружающими арабскими странами. Иран не скрывает своего намерения уничтожить государство Израиль. Следовательно, формализованный союз с Ираном делает нашим врагом не только Турцию, но и Израиль, и монархии залива, то есть весь Ближний Восток.

Что получает от этого союза Иран, понятно — свободу рук и защиту от США. А что получает Россия? Кроме обязательства поддерживать военной силой иранские амбиции на Ближнем Востоке?

России не нужен новый региональный гегемон (пусть даже дружественный, пока не передумает). России нужен на Ближнем Востоке прочный мир на основе учета интересов всех региональных игроков. Роль непредубежденного, посредника — честного маклера обеспечивает России значительно более прочные позиции в регионе, со значительно меньшими издержками, чем роль жандарма на службе у нового регионального лидера (как США состояли на службе у Саудовской Аравии).

Неслучайно великого Бисмарка преследовал «кошмар коалиций». Военная коалиция создается там и тогда, когда входящие в нее государства не видят возможности предотвратить войну иным способом, кроме как заявив о коллективной обороне. Коалиция — последний шаг перед войной. Она всегда стимулирует создание оппонирующей коалиции. А потом всегда находится какая-нибудь Сербия, Бельгия или Польша, которую уже нельзя не защищать.

Ростислав Ищенко, МИА «Россия сегодня»

Подробнее ...

Ростислав Ищенко: Бабетта идёт на войну

babetac

Любое государство, как и любой человек обладает свободой выбора. Но только до определённого момента. Именно поэтому мы часто говорим об окне возможностей, которое открывается и закрывается. После того, как выбор сделан возвращение в исходную точку (и смена сделанного выбора на альтернативный вариант) обычно становится невозможным. Однако точно также и не сделанный выбор, по истечении определённого промежутка времени (в течение которого окно возможностей закрывается) переводит систему в новое состояние, не предполагающее возможности переигровки.

Чем ограниченнее ресурсы системы, тем уже её пространство для манёвра. При доминировании процесса нарастания ресурсной недостаточности, пространство возможных решений быстро сокращается, сжимаясь в итоге в точку. В этот момент система лишается возможности выбора. Её судьба становится предопределённой, а коллапс неизбежным. С этого момента принимаемые решения влияют только на фактор времени, ускоряя или замедляя процесс аннигиляции системы, но не отменяя его.

Система под названием Украина свою точку бифуркации прошла в период между 20 февраля 2014 года (к вечеру этого дня режим Януковича сдал Киев путчистам) и началом мая того же года, кода провозглашённая 14 апреля АТО вошла в стадию прямых вооружённых столкновений. С этого момента киевский режим (вначале Турчинова, а затем Порошенко) утратил контроль над ходом событий и начал разворачиваться стандартный сценарий гражданской войны.

Не Одесса и не Мариуполь ознаменовали невозможность возврата. Эти трагические события власть ещё имела возможность объявить досадными эксцессами – убийства совершались боевиками. Теоретически власть имела возможность использовать одесские и мариупольские убийства, как повод для применения силы против нацистских боевиков майдана и поддерживавшего их криминального маргиналитета. Ликвидировав же радикальный правый фланг майдана можно было начинать диалог с Донбассом, формировать правительство национального компромисса и начинать длительный процесс политической стабилизации и экономического восстановления.

Не скажу, что этот подход было бы легко осуществить. Вполне возможно и даже более чем вероятно, что расколовшие общество и разрывавшие Украину противоречия не позволили бы реализовать попытку национального примирения, перезапустив кровавый сценарий. Но сама возможность мирного выхода из кризиса и сохранения государственности существовала. Более того, даже перезапущенный кровавый сценарий развивался бы уже по совершенно иной схеме, в рамках которой Украина должна была бы прекратить своё существование уже к концу 2014 года. Интенсивность противостояния была бы выше, коллапс государственности оказался бы практически моментальным, а жертв и разрушений было бы меньше.

Однако личные особенности политиков, оказавшихся у власти в результате февральского вооружённого переворота предопределили их выбор в пользу силового подавления оппонентов. Как только в игру вступила армия, как только военные начали убивать гражданских, как только против городов Донбасса стала использоваться артиллерия и авиация, путь назад режиму оказался отрезан. Его политическая и военная верхушка тут же оказались военными преступниками, совершившими также преступления против человечности. Эти преступления не имеют срока давности, преследование за них экстерриториально, никакие амнистии и никакие политические договорённости не гарантируют вас от возможности получить свой пожизненный срок даже лет через 20 после формального урегулирования. Причём (как это было с Пиночетом) жертвы преступлений могут обратиться в суд той страны, которая никаких гарантий никому не давала.

Таким образом, только сохранение власти гарантировало украинским путчистам жизнь и свободу. При этом удержать власть в условиях нормальной работы демократических механизмов они не могли. Курс на силовое правление с постоянно усиливающейся террористической компонентой был предопределён. Следовательно предопределено было и постепенной усиление нацистских формирований, как фактора украинской политики. Системные политические силы должны были достаточно быстро очистить пространство для нацистов.

Переговоры в нормандском формате и последовавшие за ними минские соглашения подморозили ситуацию – замедлили, но не остановили идущие процессы. Украина стала гнить и разрушаться несколько медленнее, но последствия для населения должны были стать, и уже становятся, значительно более катастрофичными.

Не уверен, что Ангела Меркель действительно так наивна, как желает казаться, когда делает вид, что искренне верила в способность Порошенко выполнить минские договорённости. По крайней мере немецкая дипломатия в ходе переговоров постоянно исходила именно из неспособности Украины реализовать условия Минска, на чём и базировали свои требования к России об уступках.

В Москве же совершенно точно относились к Минску именно как к средству замедлить неизбежный процесс распада Украины, с тем, чтобы если уж не полностью избежать ущерба от него, то свести потери к минимуму. В противном случае у России не было бы необходимости игнорировать постоянные массовые нарушения минских соглашений украинской стороной, которая буквально с момента подписания открыто заявила, что не собирается их выполнять.

Как уже было сказано выше, минская подморозка замедлила, но не отменила процесс деградации украинской государственности, которая развивалась по четырём основным направлениям:

1.     Уничтожение национальной экономики.

2.     Распад и деградация политических и административных государственных структур, хаотизация системы.

3.     Утрата международной правосубъектности.

4.     Дестабилизация и разрушение социальной сферы.

К настоящему моменту все эти составляющие процесса деградации государственности достигли логического завершения. Последние социологические исследования группы рейтинг, свидетельствующие, что внезапно 85% граждан Украины увидели, что их страна находится в состоянии хаоса, а 75% заметили даже распад – первый показатель того, что пространство возможных решений сжалось в точку.

Вторым показателем является всеобщая уверенность в необходимости смены власти. Народ рассуждает о необходимости «третьего майдана» (и даже ждёт его начала), системные политики требуют досрочных парламентских (а теперь уже и президентских) выборов, нацисты пока успешно оказывают давление на власть, которая принимает и легализует своими решениями все их инициативы, но при этом постоянно заявляют о готовности (и желании) убрать Порошенко (а с ним и остатки системной политической элиты, окопавшиеся в Раде) силовым путём.

Третьим показателем является массовое принятие законов, более жёстких, чем те, которые проголосовала Рада 22-23 февраля 2014 года и которые послужили причиной и поводом ухода Крыма и начала гражданской войны (при том, что так и не вступили в законную силу). Нынешние законы (уже принятые) и законопроекты (которые несомненно будут приняты) идут куда дальше. Достаточно вспомнить, что председатель СБУ Грицак предложил ввести уголовную ответственность за выражение сомнений в существовании на Украине свободы слова.

То есть, власть утратила легитимность в глазах народа, потеряла возможность сохранения демократического фасада и вынуждена переходить к прямому террористическому правлению, что резко подняло политический вес, как нацистских боевиков, объединённых в батальоны и полки нацгвардии и ВС Украины, так высокопоставленных и политических радикалов (Турчинов, Аваков, Парубий). Они всё больше становятся на Украине реальной властью, а Порошенко превращается в фасадную политическую фигуру, которую пока терпят, но это не надолго.

Для того, чтобы быстро, окончательно и бесповоротно похоронить надежды системных политиков на сохранение видимости демократической процедуры в виде выборов, радикалам нужна война. Порошенко тоже мог бы попытаться извлечь выгоду из интенсификации боевых действий, но он на это неспособен – слишком рискованный шаг. Поэтому в последние недели Турчинов и его окружение постоянно заявляют то о необходимости «взять Москву», то о скором решении донбасского вопроса «хорватским путём», то о необходимости заменить исчерпавшую себя АТО чем-то «более адекватным ситуации» (для чего принять новый закон).

В свою очередь Порошенко и его тающее окружение дают понять, что не поддерживают пересмотр формата АТО, а также намекают на скорую встречу с Трампом, в ходе которой Украина должна получить «мощную поддержку». Не имея внутреннего ресурса для противостояния радикалам, Порошенко пытается убедить их, что его продолжает поддерживать Запад. Впрочем, они не верят.

Как видим, дело вновь идёт к войне. Маловероятно, что при самом благоприятном для себя исходе внутренней борьбы Турчинов, Парубий и компания сразу же объявят войну России. Скорее вначале попытаются активизировать войну в Донбассе, заменив АТО на другой формат, предполагающий более активное участие армии. Впрочем, если успеют, то войну России они объявят чуть позже.

В свою очередь, война на фоне анонсированного двукратного роста коммунальных платежей, при том, что 60% населения уже не платит, окончательно  добьёт внутреннюю социальную стабильность, потребует усиления репрессивных мер в тылу сражающейся армии и, стимулирует дальнейший распад Украины на независимые и полунезависимые территории.

Украинская трагедия вступает в последнюю, наиболее продолжительную фазу. Вопрос заключается в том, что должна делать Россия, чтобы купировать последствия украинского коллапса? Ответ на него зависит от того, какая задача представляется руководству страны приоритетной.

Очевидно, что если бы речь шла о защите на Украине этнических русских, а также её русскокультурных жителей (тех же этнических русских, но считающихся украинцами), то активные действия были бы предприняты уже давно. Точно также уже поздно спасать украинскую экономику. В ЕАЭС практически нечего интегрировать, кроме разорённой территории и трёх десятков миллионов нищего населения, из которых миллионов 15 относятся к России враждебно и интегрироваться хотят в Европу.

Лежащей на поверхности приоритетной задачей России является закрытие своих границ от соприкосновения с радикальными бандами, а также создание антимигрантского буфера, который будет способен остановить миллионы нелегалов, бегущих в Россию от украинской разрухи и произвола. Обе задачи было бы неплохо решить к началу 2018 года – оставшийся у Украины запас прочности очень невелик.

Такой буфер может быть создан за счёт расширения территорий ДНР/ЛНР до границ областей, а также создания ещё одной (Харьковской), максимум двух (и Запорожская) народных республик. В дальнейшем республики было бы целесообразно слить в конфедерацию Восточной Украины (или Новороссию) с центром в Харькове (первая столица Украины, университетский и промышленный город, к тому же его управленческие структуры сохранены Кернесом в рабочем состоянии).

Кроме практической задачи прикрытия границы подобная конфедерация, а на первом плане конгломерат народных республик, может выступать в качестве одного из субъектов переговоров о будущем страны. Переговоры она может вести как с другими субъектами распавшейся Украины, так и в рамках международных форматов (хотя бы в том же статусе, что ДНР/ЛНР в Минске).

Следует отметить, что механизм приграничного буфера достаточно гибок и пластичен, а его функционал ограничен только воображением пользователя. В частности он позволяет подвесить вопрос о дальнейшей судьбе украинских земель до лучших времён. В то же время, данная конфедерация может быть расширена за счёт присоединения новых бывших украинских территорий, а в случае возникновения необходимости ничто не мешает оперативно интегрировать её (или любую её конфедеративную часть)в Россию.

Первоначально небольшие территория и население конфедерации серьёзно снизят издержки России на поддержание её жизнеспособности. В дальнейшем, на её базе может быть отработан механизм создания новой экономики, вместо уничтоженной, а на следующем этапе уже бюджет конфедерации должен будет полностью или частично оплачивать реновацию вновь присоединяемых территорий, если таковые будут.

Безусловно, вариант с буфером не идеален, но любые другие (даже вариант ничего не делать – просто смотреть) оказываются более затратными финансово и рискованными политически.

Ростислав Ищенко

Подробнее ...

Константин МОчар: Выигрыш "аграмадной" кучи денег и освобождение бывшей Украины...

631044

Есть такое известное  украинское выражение, связанное  с такой же известной детской песенкой:  "Наша писня (песня, по русски) гарна, нова, починаймо йiйi (её) знову"

А ещё -  русское: "У кого что болит, тот о том и говорит"

Так что - уж не обессудьте... 

...Известно, что   

"Житель Новосибирска выиграл суперприз лотереи «Гослото «4 из 20»...  

Выигрыш с билета, купленного за 100 рублей, составил 300 миллионов рублей".

И - "...житель Сочи выиграл в лотерее почти 365 миллионов рублей

http://360tv.ru/news/zhitel-no...

В то же время по российскому телевидению показали фильм, очень убедительно, на фактах конкретных выигрышей, доказывающий -  любая, какая угодно большая,  "куча" случайных денег очень быстро заканчивается. И,  что подобные средства, за редким исключением, не приносят общезначимой пользы.

А  я  вдруг представил себе, как выиграю "аграмадное" количество  денег в лотерею  и, совершенно необычно, его  использую...  

Правда, тут же вспомнился анекдот, говорящий о принципиальной невозможности такого выигрыша именно для меня (хоть  я  нисколечко  не еврей по крови, но всё же довольно бережлив и не верю в глупую удачу): 

"Еврей каждый день молил Бога, чтобы тот помог ему выиграть в лотерею крупную сумму денег.

Наконец Бог не выдержал:

— Слушай ты, поц!  Я готов тебе помочь, но ...купи хотя бы один лотерейный билет! 

http://anekdoty.ru/pro-loterej...

После чего я на время отвлёкся от мечтаний   найти где-то  очень много  денег и  снова задумался о причине их  крайней надобности.  
То есть  о   вечной своей теме - необходимости освобождения малой родины:

1. Известно, что

а) русские и украинцы - один народ, Владимир Владимирович Путин, президент России (и неформальный глава Русского мира) считает именно так

//cont.ws/@kmochar-64/478662">https://cont.ws/@kmochar-64/47...  ;

б) жителям бывшей Украины сейчас очень плохо, а "русские своих не бросают";

в) "Империя, разбрасывающаяся территориями, населёнными коренным имперским государствообразующим этносом, только потому, что часть этого этноса оказалась в плену нацистской пропаганды, подрывает собственную базу"

//cont.ws/@ishchenko/78653,">https://cont.ws/@ishchenko/786...     ,

г) Россия никогда не допустит в Донбассе, и вообще на бывшей Украине (в случае появления новых Народных Республик),  варианта Сербской Краины в Хорватии; хоть киевская власть, рано или поздно, однозначно  попытается это сделать.

То есть необходимо полностью уничтожить вражеский плацдарм,  освободить жителей моей малой родины, "и в том числе тех.., которые сдуру русскими себя уже не считают (надо понять - русские, в широком смысле, это ведь не только русские из России и бывшей Новороссии, но и потомки жителей бывших Малороссии (или Южной Руси), и Подкарпатской, и даже Галицкой Руси!)"

//cont.ws/@kmochar-64/544249">https://cont.ws/@kmochar-64/54...

2. Россия в обычных условиях (кроме появления конкретной угрозы для себя и своих граждан)   не может заняться вышеуказанным (уничтожением вражеского плацдарма и освобождением...);

а) благодаря усиленному теле- и другому зомбированию,  немало жителей бывшей Украины пока что верит, что Россия напала на Донбасс; после возможного ввода российских войск они получат этому "непрошибаемое" доказательство; поэтому - нельзя допустить «придурковатых» партизан в лесах, подкармливаемых и «назюськиваемых» вероломным Западом;

б) так называемое мировое сообщество вообще  "с ума сойдёт" и попытается ещё больше "испортить нам жизнь";

в) Россия, как один из гарантов Минских договорённостей, в более-менее обычных условиях  не  может встать на сторону  одного из участников конфликта;

г) Ради необходимости взаимодействия  (обеспечение транзита российского газа в Европу и не только) Россия а 2014-м году признала  выборы Порошенко, тем самым признав и власть на бывшей Украине, на самом деле про-фашистскую; она не может теперь без нарушения международных законов свергать эту власть;

д) Для России  (когда  с собственной экономикой немало проблем - последствия разрухи 90-х и близко не преодолены) освобождение бывшей Украины пока что не допустимо  и по экономическим причинам.  

Ведь  даже воссоединение Крыма, ощутимо меньшего по площади и количеству людей (около 2-х миллионов), а также  количеству  проблем, далось России не так уж легко   -  тогда как  бывшая Украина имеет огромную  территорию, больше любой другой европейской страны (кроме России) и количество населения в 15-20 раз больше.

А ещё - необходима "куча" денег и усилий на денацификацию, на восстановление рабочих мест для десятков миллионов людей; необходимо потратить сотни миллиардов долларов на вконец "добитую" инфраструктуру (спасает лишь понимание, что данные денежные вливания можно растянуть во времени!)

Однако, после грядущего освобождения все  эти проблемы  пришлось бы решать -  кто устанавливает в стране свою власть, тот потом и отвечает за всех её жителей. 

3. В то же время, сильно затягивать с освобождением бывшей Украины не стоит, потому что: 

а) хотя, с одной стороны, реальность помогает раззмобированию большей части жителей, воспитанных в советское время, 

б) но, с другой стороны,  со временем увеличивается  - в общей массе населения - процент молодёжи, воспитанной  уже новой, русофобской властью (на фоне многих -выехавших или умерших -  вышеуказанных людей из советского прошлого).

В результате, население бывшей Украины с каждым годом может становиться  всё более чужим для России и русских.

В то же время, у многих граждан бывшей Украины уже есть понимание, что в стране идёт гражданская война, которые, как известно, заканчиваются лишь полной победой одной из сторон.

Поэтому,  если освобождением займутся войска ДНР/ЛНР,  данное освобождение большинством жителей бывшей Украины будет восприниматься как победа  одной стороны в гражданской войне над другой - особенно при оперативном отключении  телевидения зомбирующего и включения   "раззомбирующего".

Тем более, что:

1. Минские договорённости практически не работают, давая, разве что, лишь не такую высокую интенсивность обстрелов, как это было в самые острые периоды противостояния;

2. Провокации против ДНР/ЛНР, в ответ на которые вполне обоснованно было бы перейти в наступление, начать освобождение остальной части бывшей Украины, случаются чуть ли не ежедневно;

3. Ополчение, как и говорят аналитики, действительно привязано к своим домам и своим семьям и не хочет далеко уходить от них, освобождать   граждан бывшей Украины других регионов (которые пытаются "отсидеться", которые допустили эту киевскую власть, которые беспрекословно соглашаются воевать  против  ДНР/ЛНР) - больше всего мятежный Донбасс хотел бы, чтобы его разделительная линия с ВСУ стала государственной границей между Российской Федерацией и остальной бывшей Украиной.

Но, с другой стороны,   у тех же бойцов ополчения (превратившегося в армию ДНР и ЛНР), большинства из них,   давно уже есть понимание - без освобождения остальной территории бывшей Украины мира и покоя у них не будет.

И, тем более,  такое понимание есть у руководства ДНР и ЛНР - не зря Захарченко и Плотницкий объявили, что "ДНР и ЛНР окажут гуманитарную помощь районам, подконтрольным Украине"

https://rg.ru/2017/02/17/dnr-i...        , 

не зря Александр Захарченко проводит он-лайн конференции для регионов, пока что находящихся под оккупацией анти-народной, фашисткой власти.

Тем более, что глава ДНР давно говорит о неминуемом грядущем освобождении всей Украины.

Так что, если победит мятежный Донбасс, отношение к нему, к его вооружённым силам, не будет таким же, как, например, к российским войскам.

Огромная часть населения лишь с облегчением вздохнёт и займётся обустройством мирной уже жизни, пускай, увы, изредка и прерываемой выстрелами и взрывами по вине  националистических "придурков" ("очень вероятно, что  совсем «упоротых», которые в леса поутекают, (люди) сами же и выдадут, чтобы больше не мешали нормальной жизни"    
//cont.ws/@kmochar-64/112147">https://cont.ws/@kmochar-64/11...    ).

Даже при том, что Россия не скрывает наличие на Донбассе некоторого числа своих добровольцев, приехавших помочь освобождению - точно так же, как известно о наличии добровольцев на противоположной, вражеской стороне (в основном фашисткой направленности), из других стран, европейских и не только.

Однако, понятно, что для возможного масштабного освобождения большей части территории бывшей Украины у ДНРЛНР пока что не хватает ресурсов...

Поэтому вполне должна быть понятной и допустимой помощь, например, какого-нибудь миллионера или даже миллиардера (из числа выходцев из бывшей Украины), решившего ускорить освобождение своей малой родины - это к вопросу  о чудесном выигрыше "аграмадной" кучи денег  в оглавлении  статьи и её начале.  

Я уже представляю себе, как, наконец-то, реально (а не по лживому обвинению Миротворца   - //cont.ws/@kmochar-64/590591">https://cont.ws/@kmochar-64/59...    ),  с помощью друга из ЛНР, попадаю сначала  к Игорю Плотницкому, а  потом и в ДНР, к Александру Захарченко, в его кабинет:

- Добрый день, уважаемый Александр Владимирович, Игорь Венедиктович звонил Вам обо мне.

Кстати, восхищён Вашими он-лайн конференциями с разными регионами бывшей Украины, считаю эту вашу работу, как и  программу гуманитарной помощи жителям не подконтрольных Вам территорий, весьма полезной для дела грядущего освобождения всей бывшей Украины.

Так вот - ряд людей, которых я представляю, считает, что надо начинать данное  освобождение.

Для реализации этого собрана приличная сумма и, что очень  немаловажно, разработан детальный план - постарались  некоторые  представители Генерального штаба России  (конечно, в сугубо   личное,  свободное от работы время).

Отдельные его моменты:

Внутри ВСУ,  у линии разграничения,  начинают работать наши люди, рассказывая солдатам, что вскорости  в ДНР/ЛНР прибудет важный человек, собирающий армию для одного богоугодного дела. Дела,  после выполнения которого   жителям бывшей Украины наконец-то станет  намного  легче.

И, конечно, высокая заработная плата бойцам  тоже  будет озвучена.

Также "на подходе" группа психологов с детекторами лжи (полиграфами) - они будут помогать  отфильтровывать дезертиров из ВСУ, хлынувших с белыми флагами через линию фронта,   на предмет возможности их эффективного использования в освобождении страны. 

Кстати, эти же психологи же будут работать с потенциально пригодным для мобилизации населением освобождаемых территорий.

Взлётную полосу в Донецком аэропорту (да, я знаю о страшных "тамошних" боях и невообразимых же разрушениях!) необходимо в короткий срок подготовить для переброски группы, которую Вы в короткий срок сформируете для захвата власти в Киеве, вместе с задачей поимки президента Порошенко и иже с ним, захвата всех телецентров и подготовки плацдарма для переброски новых групп.

Параллельно необходимо собрать броне-"кулак" для освобождения Мариуполя и подготовки к приёму морем необходимого количества танков из "как бы" Абхазии.

Танкисты-добровольцы будут на кораблях,  вместе с техникой.  

Сразу после освобождения Мариуполя, после подготовки вашими людьми высадки на берег, все танки выстраиваются в колонну.  Беспилотники  и русские спутники на орбите обеспечат  разведку,  средства РЭБ, передвигающиеся вместе с танками,  сделают невозможным нападение ракет врага.  

Кстати, колонна, составленная из ваших танков и прибывших морем,  получается того количества, которое, по расчётам,  достаточно, чтобы  скорость продвижения по территории, даже кое-где занятой войсками враждебной власти,  была "практически равна скорости движения танков на марше

//cont.ws/@kmochar-64/112147">https://cont.ws/@kmochar-64/11...

 Расстояние от Мариуполя до Киева, в зависимости от точного маршрута, от 792 км до 837 км. То есть если очень постараться и полотно дороги (и так во многих местах "добитое"), особо не жалеть, можно и за 10 часов "пролететь".

А там уже - окончательная "зачистка"  столицы, если вдруг кто  из  "добробатов"  и, тем более,  частей ВСУ, попытается оказать сопротивление.

После чего -  выступление по всем телеканалам.

Сначала  это речь Порошенко,   предварительно захваченного, с его объявлением окончания гражданской войны и приказом  для ВСУ сложить оружие, а также указом о роспуске Верховной рады и Правительства.  

А затем - выступление  Захарченко, объявление Переходного правительства и нового устройства страны - конфедерации Народных Республик...

И, затем,  его же заявление, о необходимости  - для  здоровых, не националистических сил - брать власть в  свои руки "на местах", образовывать  Народные Республики     

//cont.ws/@kmochar-64/607868">https://cont.ws/@kmochar-64/60...

А ещё  через некоторое время, когда  украинский зомбо-ящик будет  давно отключен, до каждого украинца будут донесены сообщения-разъяснения о том, что именно произошло в 2013-2014 годах  и вообще после 1991-го, за все годы "незалэжности".

И, уже после всего этого  -  объявление о ряде первоочередных мероприятий:

1. Референдум-Переяславская Рада 2 для каждого региона-Народной Республики о грядущем присоединении к  России (без которой  бывшая Украина не выживет 

//cont.ws/@kmochar-64/500958">https://cont.ws/@kmochar-64/50...    )  

-  как не быстрая, но  стратегическая цель жителей бывшей Украины;

2. Согласие на Переходный   период, после восстановления экономических и всех  остальных связей с Россией,  вместе с  денацификацией населения  и достижением самоокупаемости своего региона, ожиданием  своей очереди по включению в состав РФ (при достижении определённых анти-нацистских, социальных и экономических показателей)...  

И - начнётся долгая и тяжёлая работа, которая  действительно закончится светлым будущим...  

                                              *         *          *

Специально для журнала "Южнорусский фронт"

и сайта "Канал независимых новостей"    http://cnl.su/

 
 

Подробнее ...

«Шестёрка» и «профсоюз ветеранов» Ростислав Ищенко

ua-es

В Европе шутят, что Германия закрепила за собой статус единственной сверхдержавы, а Меркель стала самым влиятельным политиком в мире, поскольку три года назад способствовала исключению России из «восьмёрки», превратив её в «семёрку», а теперь вот и США попросила на выход, превращая «семёрку» в «шестёрку».

Как известно в каждой шутке, собственно шутка составляет исчезающе малую величину, остальное – реальность. Меркель действительно оказалась единственным европейским политиком, не просто выразившим разочарование озвученной в ходе саммита НАТО и заседания G-7 позицией президента США, но и продекларировавшим готовность Европы обойтись без них «взять свою судьбу в собственные руки». Меркель также осталась единственным европейским политиком втянутым в украинский кризис и несущим непосредственную ответственность, как за сам украинский переворот, так и за попытки урегулирования конфликта в Донбассе (ради чего были созданы нормандский и минский форматы). Личная репутация и политические перспективы федерального канцлера во многом зависят от того удастся ли ей вывести Германию из данного кризиса без репутационных и политических потерь.

Так же, как Трампу необходим ничейный результат в Сирии, чтобы иметь возможность сконцентрировать ресурсы США против Китая, Меркель необходим ничейный результат на Украине, чтобы подтвердить международно-политический вес Германии и её лидерство в ЕС. Но позиция канцлера уязвима, поскольку страдает дуализмом. Интересы германской экономики, германского бизнеса властно диктуют партнёрство с Москвой. Если уж санкции невозможно снять по политическим соображениям, от канцлера требуют компенсаций в виде гарантированных поставок дешёвого (по сравнению с другими источниками) газа, а заодно превращения Германии в газовый хаб ЕС, что должно дополнительно увеличить как политический вес Берлина, так и возможности германского бизнеса.

Таким образом, политика Меркель страдает дуализмом. С одной стороны она свернула финансово-экономическую поддержу Киева и обеспечила принятие на уровне Европейского Союза решений, открывающих дорогу строительству смертельного для Украины «Северного потока – 2». С другой, вынуждена изредка проводить бесплодные встречи с Порошенко, которые последний использует для самопиара.

Германия увязла в украинском кризисе и не может из него вырваться. Когда Меркель говорит о том, что ей необходимо какой-то прогресс в урегулировании в Донбассе, она не лжёт. Здесь проблема не в Украине, а в политическом будущем самой Меркель. Она допустила ту же ошибку (только не в таких критических масштабах), что и Киев – втянулась в антироссийскую кампанию под прикрытием США и имея за спиной весь ЕС. Казалось, что решение было беспроигрышным. И вот, через три года Меркель брошена всеми серьёзными союзниками, имеет на балансе, кроме Украины ещё кучу восточноевропейских лимитрофов и не имеет возможности повлиять на решения ключевых игроков, которые всё ещё задействованы в украинском кризисе (России, ДНР/ЛНР и Украины).

Уговоры Путина в Сочи не увенчались успехом. Очевидным проседанием германской политики тут же воспользовался новый французский президент Эммануэль Макрон, пригласивший Путина в Париж. Дело в том, что в условиях выхода Британии из ЕС и отстранённости от континентальной политики, а также отказа США тащить на себе в рамках НАТО финансирование военных амбиций Европы, Германия и Франция остаются двумя лидерами Европейского Союза. Если раньше, необходимость противостоять англо-саксонскому тандему их сближала, то теперь между  ними обостряется конкуренция.

Новый французский президент не связан украинским кризисом – нормандский формат изобретение его предшественника и судьба Киева никак не связана с судьбой Макрона. Наоборот, ему необходимо опровергнуть созданный штабом Ле Пен в ходе избирательной кампании его образ инфантильного юноши, который будет находиться на побегушках у «матушки» Меркель. «После этих выборов Францией будет управлять женщина: или я, или фрау Меркель», - утверждала Марин Ле Пен.

Обладающая ядерным оружием и статусом постоянного члена Совета безопасности ООН Франция формально сильнее Германии в военно-политическом плане. Но, пока война в Европе не началась, этот перевес мало что значит. Зато Берлин, являющийся локомотивом ЕС оставил Францию далеко позади в плане финансово-экономического влияния на европейском континенте. Германские деньги обеспечивают Берлину значительно больший вес в ЕС, чем даёт Франции её абстрактное право вето на решения Совбеза ООН. Погружающаяся в долговую яму вслед за европейским югом Франция, конечно значительно благополучнее и устойчивее Греции и даже Италии, но сравнения с Германией не выдерживает.

По сути, после ухода США и Британии франко-германское доминирование в ЕС превращается в единоличное германское. С этим французы, всегда претендовавшие на первую скрипку в континентальном концерте, смириться не могут. Но и единолично бороться с Берлином за первенство (скорее за сохранение нынешнего баланса сил и интересов) Париж не может.

При этом, опереться в нынешних условиях Макрон может только на Россию. Повторю, что для Франции украинский кризис играет периферийную роль, а репутация нынешнего президента с ним пока никак не связана. В Париже не хуже, чем в Берлине понимают, что игру с Украиной пора кончать – Киев не козырь, но обременение. Французы также понимают, что как минимум до осенних выборов в Германии Меркель будет связана репутационными рисками и постарается не совершать резких движений. Если уж в разрешении данного кризиса невозможен выгодный федеральному канцлеру прорыв, то надо, чтобы о нём вообще не вспоминали.

Таким образом, Макрон получает около полугода для выстраивания собственных отношений с Россией и, в случае успеха, получения в лице Москвы некоего противовеса, балансирующего германское господство в ЕС. Поскольку украинский кризис является для России чувствительной проблемой, для выстраивания прагматичных отношений о нём лучше забыть. Тем более, что ни лично Макрону, ни Франции он ничего хорошего не принесёт, а проблем может создать много. При этом вопрос санкций, которые никто не собирается снимать не обсуждается – рассматриваются проблемы перспективного сотрудничества в существующих условиях.

Итак, Франция ищет возможность сохранить свои позиции в ЕС и поэтому нуждается в улучшении отношений с Москвой. Возможно особого продвижения вперёд в плане какой-то конкретики и не будет, но реальная вовлечённость Парижа в чувствительные для Москвы процессы должна снизиться.

США концентрируют ресурсы на Ближнем Востоке и, ради этого отказываются  от активной игры даже на площадке НАТО, оставляя Европу в военно-политическом одиночестве. В этих условиях, заявленное назначение переговорщика на место Нуланд является явным свидетельством намерения обозначить присутствие, но не слишком активничать.

Если бы США имели намерение активно вовлечься в процесс, то переговоры велись бы на уровне президентов или, как минимум в паре Тиллерсон-Лавров. В таком формате можно говорить о выработке неких новых решений. США же планируют возобновить переговорный процесс в паре Сурков-Нуланд. Это аппаратный уровень, предполагающий возможность оперативных консультаций по заранее обозначенному кругу вопросов, позволяющий постоянно держать президентов в курсе развития событий, но не ориентированный на принятие решений.

США имитируют сохранение свой вовлечённости в урегулирование кризиса, поскольку из репутационных соображений не могут просто так выйти из процесса. Но они явно не собираются занимать в этом вопросе активную позицию. Для них важен Ближний Восток.

Оставшаяся за столом с Россией фактически в одиночестве Германия также не заинтересована в обострении проблем. Для Меркель актуально дождаться 24 сентября 2017 года, получить подтверждение коалиционного мандата и сохранить канцлерство. После этого руки у неё будут относительно развязаны, для любых действий.

Все серьёзные западные партнёры Киева оказались в ситуации, когда они заинтересованы либо в улучшении отношений с Москвой, либо, как минимум в их стабилизации. Поддержка киевского режима практически прекратила их интересовать.

Но в условиях отсутствия западной поддержки, как сам Порошенко, так и весь украинский системный политикум теряют единственное преимущество, заставлявшее радикалов мириться с ними. Пока их сохранение на ключевых должностях обеспечивало финансовую и политическую поддержку Запада, радикалы, хоть и не без проблем, но готовы были подчиняться.

Когда поддержка Запада исчезла, радикалы начали диктовать собственную повестку дня: от блокады Донбасса, до закрытия социальных сетей. В последние полгода режим Порошенко всё активнее переходит от квази-конституционного к открытому террористическому правлению. Однако радикалы могут осуществлять террор значительно эффективнее и они не связаны никакими обязательствами.

До сих пор украинских радикалов сдерживало только отсутствие единства. В отличие от НСДАП в Третьем рейхе, они не представляли единой силы, а были расколоты на массу мелких партий и групп.

Последние штурмы Львовского облсовета и Киевского горсовета, показывают, что и ранее претендовавший на роль общеукраинского фюрера лидер полка «Азов» и партии «Национальный корпус» Билецкий достиг серьёзных успехов в позиционировании «Азова» и связанных с ним структур, как общеукраинской нацистской точки сборки.

Штурм во Львове показал, что «Азов» готов к действиям уже и в Галиции, которая ранее была подконтрольна его нацистским конкурентом из тягныбоковской «Свободы». Штурм в Киеве продемонстрировал возможности дестабилизации в столице. Кроме того, в данном случае Билецкий продемонстрировал политическую гибкость. Львовское требование освобождения всех осуждённых «героев АТО» было заменено на более актуальное для Киева требование обеспечения тех же «героев» официальным статусом. «Азов» выступил в роли «профсоюза героев АТО».

Билецкий продемонстрировал, что на местном уровне может добиваться своего в ранее чужих для него регионах (Киев и Галиция). Теперь вопрос заключается в том, сможет ли он выбить из Порошенко общенациональную амнистию «героям АТО». Если да, то «Азов» однозначно станет главной нацистской структурой на Украине, подчинив себе остальные группировки. В таком случае, Порошенко мог бы сохраниться как фасадная часть режима, а правили бы за него нацисты. Однако амбиции самого Порошенко и его окружения вряд ли позволят им согласиться на такой вариант.

Если же власть вступит с «Азовом» в конфронтацию, то 200-300 тысяч нацистов и «героев АТО» - составляют мобилизационный резерв Билецкого. Понятно, что не все они активно поддержат «Азов», ещё меньше выступят с оружием в руках, но для окончательной дестабилизации ситуации в стране сил достаточно. Напомню, что власть Януковича, куда более прочная и законная, чем власть Порошенко, пала под давлением менее, чем десяти тысяч (возможно даже менее, чем пяти тысяч) боевиков в Киеве и 20-30 тысяч по всей стране.

Ростислав Ищенко

Подробнее ...

Мировой газовый переворот. Решение Стокгольма куда страшнее, чем вы думаете

Gaz

Все комментарии и оценки решения Стокгольмского арбитража в отношении встречных исков «Нафтогаз Украины» и «Газпрома» свелись к одному простому вопросу, кто выиграл? А если это ничья, то с каким счетом? 0:0 или 1:1? При этом все отмечают, что решение носит промежуточный характер (не содержит конкретных цифр): оно формирует подходы и стандарты разрешения основного спора.

Иными словами, решение Стокгольмского арбитража является принципиальным, но о принципах этих почему-то никто не говорит. Между тем, говорить здесь следует не о споре двух хозяйствующих субъектов, а о перевороте или революции (кому что нравится) на мировом энергетическом рынке.

Итак, что же такого принципиально революционного содержится в решениях Стокгольмского арбитража?

Первое – отказ от принципа «taкe or pay» (бери или плати) рушит всю систему газового рынка, изначально выстроенного на сложных инфраструктурных проектах. Строительство трубопроводов требует крупных долгосрочных инвестиций, а, следовательно, гарантий окупаемости. Окупаемость обеспечивается постоянной загрузкой трубопроводов, именно этой цели и служил принцип «taкe or pay», который закладывался во все контракты «Газпрома» и гарантировал необходимый уровень оплаты независимо от коньюктуры спроса и предложения.

Второе – отказ от привязки газовых цен к нефтяной корзине означает окончательный раздел нефтяного и газового рынка. Привязка конечных цен на газ к спотовым (разовым) поставкам вкупе с отказом от «taкe or pay» окончательно убивает долгосрочный контракт как вид договорных отношений. «Газпром» (читай, Россию) лишают легких длинных денег (контракт на 10-15 лет с гарантированной поставкой и оплатой — это кредит на льготных условиях в любом банке мира).

Третье (на мой взгляд, главное) – выход Стокгольмского арбитража за рамки контракта между «Нафтогаз Украины» и «Газпромом» в политическое пространство и вынесение решения на основе общей ситуации означает, что контрактного права больше не существует. Прекраснодушные мечтания о существовании общего (политически нейтрального) рынка, основанного исключительно на технических показателях, развеяны окончательно.

Изменения настолько фундаментальны, что попытка объяснить их российско-украинскими противоречиями выглядит как минимум экзотически. Здесь следует отметить, что решение Стокгольмского арбитража полностью укладывается в рамки Третьего энергопакета ЕС, который противоречит не только нормам ВТО, но и рыночным принципам (дискриминация производителя и поставщика в угоду якобы потребителю).

Почему «якобы»? За первые 5 лет действия Третьего энергопакета цены на газ в Европе в среднем выросли для промышленности на 32%, а для домохозяйств на 27%. В этом подорожании доля стоимости самого газа составила 0,4% для промышленности и менее 5% для домохозяйств. Рост шел за счет повышения налогов и затрат на местную транспортировку.

Проще говоря, выиграли от введения новых правил не потребители, а местные поставщики и транзитеры газа. Для примера, средняя экспортная цена «Газпрома» за эти годы едва дотягивает до 200 $/тыс. куб. м, а европейский потребитель платит в среднем около 900 $/тыс. куб. м. Получается, что доставить газ из-за Полярного круга в Германию в 4 раза дешевле, чем отгрузить его потом на заводы BMW в Баварии.

Кроме того, Третий энергопакет противоречит нормам международного права, утверждая приоритет группового интереса над двусторонними межправительственными соглашениями. Итогом чего стал отказ Болгарии от «Южного потока» без каких-либо штрафных санкций, возмещения затрат «Газпрома» и понесенных им убытков.

Сходный процесс (переход от прямых договорных цен к спотовым, пересмотр международных норм и политизация экономической повестки) шел в 70-е годы ХХ века на нефтяном рынке. Национальные революции на Ближнем Востоке (Мауммар Каддафи, Саддам Хусейн, свержение шаха Ирана и т.д.) вывели критически значимые источники энергоресурсов из-под прямого контроля со стороны компаний США («семь сестер»).

В итоге США отказались от золотого наполнения доллара. В механизме формирования нефтяных цен картельный сговор «сестричек» сменил финансовый сговор, товарную биржу Нью-Йорка объединили с фондовой, а между производителями и покупателями ввели спекулятивную прослойку (институт трейдеров). Любая проектная деятельность стала возможна только на условиях финансового оператора. Настала эпоха так называемого «нефтедоллара», на котором выстроена сегодня вся мировая экономика.

В чем сходство нынешнего газового процесса с нефтяным в 70-е? Прежде всего, в том, что происходит смена энергетического лидера. Раньше локомотивом энергетики выступала нефть, а газ считался региональным товаром, запертым в трубе, где с одной стороны покупатель, а с другой – продавец. Сегодня газ практически вытеснил из энергетики нефть, которая используется главным образом для производства бензина и солярки.

Технологии сжижения и танкерной транспортировки превратили газ в глобальный товар, и привязка цен к нефтяной корзине потеряла смысл. Особенно это стало очевидным после появления идеи создания газового ОПЕК. Дело в том, что основным драйвером нефтяного рынка была и остается Саудовская Аравия, а самыми крупными запасами газа в мире обладают Россия и Иран.

Иран практически переориентировал свой экспорт на Китай. Средняя Азия развернула трубы на Восток, а Россия запустила проект строительства газопровода «Сила Сибири», заключив с Пекином долгосрочный 30-летний контракт на тех условиях (включая «taкe or pay»), которые отвергает Европа. Начало поставок газа намечено на 2019 год, год завершения контракта с Украиной, контракта, который Стокгольмский арбитраж похоронил уже сегодня.

Кроме того, Россия ведет переговоры с Китаем по строительству второго газопровода «Алтай». И если «Сила Сибири» ориентирована на месторождения Восточной Сибири, то «Алтай» – на Западную Сибирь, главную ресурсную базу поставок газа в Европу. Меняется не только география мирового энергетического рынка, но и его подходы и принципы.

Если России и Ирану позволить выстроить ценообразование в газовой сфере без учета прежних финансовых обязательств, зафиксированных в долларах, как это пытались сделать ближневосточные полковники в 70-е годы, то рухнет вся современная система мировой торговли. Именно это стало причиной старта «сланцевой революции» в США, принятия Третьего энергопакета ЕС и украинского кризиса. И к энергетической безопасности Европы все эти процессы никакого отношения не имеют.

Стоит напомнить, что пересмотру глобальных правил предшествовал период, когда Европа (прежде всего, Германия) и Россия пытались развивать взаимные энергопроекты на основе прямого обмена активами. Немецкие компании должны были получить долю в русских месторождениях, а «Газпром» – в европейских распределительных сетях. На этом принципе изначально строился «Северный поток». Если бы принцип был реализован, то сегодня мы имели качественно иную геополитическую и геоэкономическую ситуацию (Европа от Атлантики до Тихого океана).

Чтобы примерно понимать, в какой точке глобального конфликта мы находимся и чем этот конфликт чреват, надо вспомнить последствия нефтяного кризиса 70-х гг. Череда национальных революций и переворотов на Ближнем Востоке, полномасштабная ближневосточная война, эмбарго, создание G-7 (так называемый объединенный Запад) и финансовой G-10 (Базельский комитет по банковскому надзору) как инструмента подчинения политики Центробанков ведущих стран мира требованиям ФРС США. Сейчас финансовая G-10 выросла до G-30 (входит в неё и ЦБ РФ) и превратилась в базовое условие функционирования мировой экономики, основанной на «нефтедолларе».

Фактически после нефтяного кризиса были заложены институциональные основы современного мира, которые сегодня оказались под давлением со стороны развивающихся стран. Ключевым маркером разрушения этих основ следует считать создание производящими и ресурсными странами (Китай, Индия, Россия) собственной финансовой системы. Пока этого не произойдет, все инфраструктурные проекты так и будут реализовываться на условиях глобального финансового оператора, с выплатой ему комиссионных и процентов за обслуживание сделки. А как доказал Томас Пикетти, доход на капитал всегда выше предпринимательского дохода.

Леонид Крутаков

https://www.nalin.ru/mirovo...

Подробнее ...

Константин МОчар: Власть бывшей Украины сошла с ума?

625317

...При последних известиях из Киева, снова и снова, вспоминается  мнение Ростислава Ищенко  об интеллектуальных способностях "тамошней"  "элиты", и один советский   анекдот. 

Потому что неоднократно уже Ростислав Владимирович, в своё время близко знавший  многих нынешних "персонажей" и героев информационных поводов из бывшей Украины,  высказывался о том, что "власть придержащие" - зачастую    недалёкие, даже  глупые люди. 

И  случилось так с "элитой"  не потому, что  не из кого было выбрать, что  все украинцы тупые  - нет, огромное количество  представителей бывшей Украины, попавшие в Россию. показывали  и недюжинный ум, и другие  лучшие человеческие качества. 

Дело здесь  в том,  что проблема власти бывшей Украины - ещё и в критериях отбора, в именно такой-вот определённой эволюционности   киевского политикума. 

Связано это (добавлю и я, собственное своё мнение),  не в последнюю очередь, и с тем,  что 

"Идея любой "Ещё-одной-России, по-меньше" порочна хотя бы потому, что завтра она обязательно превратится в "Не-Россию", а послезавтра, тоже тысячу раз обязательно, в "Анти-Россию"

https://cont.ws/@kmochar-64/375359

Потому что данные люди  карабкались и карабкаются на самый верх бывше-украинской власти  ТОЛЬКО  для того, чтобы   грабить свой народ, не особо "заморачиваясь" даже вопросами, как будут жить  здесь их внуки и правнуки. 

Точнее, они постараются наворовать столько, чтобы они, "богато" или очень "богато",  жили  где-то за рубежом. 

И, понятно,  основными критериями подобного отбора  являются  совершенно  не  ум и совесть... 

Известно, что демократическое устройство  власти (и, тем более, если оно  во многом лишь декларируемое)  отнюдь не есть   идеальное.  По мнению даже многих  её представителей, такое устройство лишь "лучшее из плохих". 

Но, по крайней мере, оно предполагает, какие-никакие, старания власти  понравиться избирателю, чтобы  на следующих выборах он отдал свой голос  за данную власть ещё раз.

Однако, на бывшей  Украине власть такова, что   у всех, даже совершенно бесстрастных наблюдателей, складывается впечатление  - она  совершенно сошла с ума. 

Потому что данная власть делает абсолютно всё,  чтобы   большая часть населения  была совершенно ею    возмущена. 

Да, конечно, есть  государственная пропаганда, даже зомбирование, да, всё объясняется происками внешнего врага, "агрессора России", но всего этого для понимания происходящего не достаточно.  

Ведь, как мы помним, это: 

1. Запрет разговаривать на родном языке;

2. Постоянный рост коммунальных платежей; 

3. Уничтожение промышленности и экономических связей с Россией - и, как следствие,  огромная безработица;

4. Развязывание гражданской войны в стране,  непонятно сколько уже "волн мобилизации",   постоянные убийства людей на войне в Донбассе;

5. Перманентное запугивание людей;

6. Постоянная ложь во всех средствах массовой информации; 

7. Отсутствие свободы слова и поощрение доносительства на несогласных с властью;

8. Закрытие прямых авиарейсов в Россию и обещание  перекрыть  также и железнодорожное сообщение с ней; 

9. Только-только случилось    - попытка перекрыть социальные сети, усложнение возможности общения с родными в России; 

10. Завтра-послезавтра обещают   ввести визы для российских граждан (с надеждой получить российскую "ответку");  

11 Попытки  заставить сограждан объявить всех  российских родственников врагами;

 12. Обещание забрать все церкви Московского патриархата и передать их раскольникам из так называемого Киевского патриархата, в церковь Филаре́та (в миру Михаи́ла Анто́новича Денисе́нко), отлучённого от сана и преданного анафеме, то есть проклятого. 

То есть - попытка заставить всех православных пойти в церковь к сектантам... 

И - последнее  особенно оглушающее -  ведь в стране большинство православных людей именно   Московского патриархата.  Потому что  это обещает  религиозную войну в стране невиданных масштабов...  

Кстати, даже невероятно разрекламированный "безвиз", вследствие именно этого чрезмерно завышенного ожидания, скоро (Молдавия и молдаване тому свидетели)  будет ещё одним, очень сильным раздражающим фактором. 

...И, да,   обещанное мной ещё в начале статьи  - старый, "бородатый"  анекдот из советского ещё времени, который здесь очень по поводу. 

"...Большой начальник  отчитыва(ется) о проделанной работе. 
Он  сообщает, что масла сливочного нет – народ не ропщет, вода горячая кончилась – опять же народ с пониманием относится, хлеб не завезли – люди терпят. 
И тут голос из зала: «А вы их дустом не пробовали?».

http://xn--d1abkaamepch5h.xn--...

А    ведь ларчик, как говорится,  просто открывается ...  

Особенно если вспомнить, что власть эта и не власть вовсе, а марионетки.  

Только - марионетки не театра абсурда,  как можно было бы подумать, а  куклы  в руках  заокеанских кукловодов. 

Тех самых, которые хотели бы воевать с Россией до последнего украинца, которые   готовы уничтожить экологию бывшей Украины сланцевыми разработками...  

Которые готовы засеять все бывше-украинские поля заокеанскими генно-модифицированными семенами. Пища из которых даже у крыс  отключает  репродуктивную функцию, не говоря уж  о большей вероятности развития рака... 

И - которые, "на фоне перманентных аварий на украинских атомных станциях ,  продолжают "в их энергоблоки... засовывать американские подделки российских топливных кассет, которые ранее уже доказали свою некондиционность" 

http://rian.com.ua/columnist/2... 

Однако - уверен:  в конце концов, русский народ, частью которого является и  малороссийские (или, южно-русские), и белорусские, и  русинские, и даже галицийские  люди, найдёт всем этим придуркам подобающее им место... 

                                                        *         *         *

Специально для журнала "Южнорусский фронт"

и сайта "Канал независимых новостей" http://cnl.su/

Источник

Подробнее ...

Константин МОчар: "Щупальца Кремля", анти-российское оружие в "заморозке" и надежда...

625247

Как известно, недавно Порошенко попытался запретить согражданам пользоваться российскими социальными сетями.

"Шестнадцатого мая (он) подписал указ о расширении санкций против России. Ограничения коснулись в том числе социальных сетей "ВКонтакте" и "Одноклассники", а также ресурсов "Яндекса" и Mail.ru".

https://ria.ru/world/20170526/...

"...Пётр Порошенко в статье для издания Politico объяснил свое решение о запрете... "гибридной войной".

Конечно, очередной раз используя шаблоны информационной войны Запада против России,  очередной же раз  он попытался  заявить о "российски(х) "гибридны(х) нападения(х)" в киберпространстве".

А ещё Порошенко, словно плохой литератор, попытался сказать "красиво", используя  литературные штампы. В данном случае -  метафоры о "щупальца(х) Кремля", которые "тянутся к горлам ключевых столиц Европы и ее трансатлантических союзников".

Понятно, что данное его выступление имеет несколько целей:

1. Ещё раз сказать, если вдруг кто забыл, что бывшая Украина (и лично он, Пётр Порошенко) находится на "переднем крае" борьбы Западного мира с Россией.

2. Очередной раз  напомнить о себе и своей стране, создать информационной повод - последнее время интерес к ней минимален (правда, Порошенко не понимает, что, во многом,  этот интерес  меняется на всё большее и большее раздражение).

3. Это очередная попытка получить денег за анти-русскость бывшей Украины, надежды на успешность которой (и антирусскости и б.У)  всё более и более сомнительны.

Данная попытка видна хотя бы в словах Порошенко о необходимости "инвестировать в безопасность Украины".

Однако, очень похоже, что не только враги России -  соседи  бывшей Украины, но и    нынешняя  власть последней, вместе с её жителями, всё больше приходит к очень пессимистичному пониманию - бывшая Украина, вместе с её анти-российским, русофобским курсом, является одним сплошным недоразумением,  кладбищем надежд. 

И всё это - для  огромного количества народу, включающей несколько групп:  

1. Для жителей бывшей Украины, которых "развели" обещаниями  о сладкой, лёгкой  и богатой  европейской жизни; 

2.Для киевской "как бы" элиты, которая, за свою анти-русскость,  грезила  большими "дерибанами"  западных грантов;

3. Для Запада, который надеялся:

а)  на контроль  и сдерживание России  с помощью своих новых баз в Крыму (которые не случились);  

б) на втягивание России в войну с бывшей Украиной (которая тоже не случилась); 

в)  на ослабление России с  помощью санкций по поводу  событий на бывшей Украине (что, опять же,  не случилось);

г)  на выстраивание из  бывшей Украины весьма эффективного оружия против России (что тоже никак не получается). 

Запад же,  в отличие от реально братской по крови России, не будет особо помогать бывшей Украине - потому, что он сугубо прагматичен и беспринципен, понятия морали   им, чаще всего,  лишь лицемерно декларируются.

Потому что:

1. Бывшая Украина во многом не оправдала его ожиданий (чуть выше, по пункту три и  всем его подпунктам);

2. На бывшую Украину в этой борьбе против России её западные враги смотрят с отвращением, как, пардон, на использованный презерватив - дальнейшее вложение денег в неё вряд ли имеет смысл.

3. Широко известно, что власти бывшей Украины невероятно коррупционны, поэтому любые деньги, любые гранты будут тут же разворованы.

4. Запад заинтересован в сохранении этой русофобской, пардон, клоаки, постоянно беспокоящей Россию, но не настолько, чтобы ощутимо её поддерживать.

5. Однозначно наши враги рассматривают бывшую Украину как  пока замороженное, "спящее" оружие, которое в любой момент можно активировать, при крайней необходимости.

...Если же вернуться к запретам Порошенко, о которых в начале статьи, то из этого следует несколько моментов:

1. Понимая, что главным врагом  для жителей бывшей Украины является именно её  власть (особенно последняя), категорически необходимо этой власти противодействовать - если она пытается лишить сограждан реальной информации, то данную информацию нужно всеми силами добывать.

Конечно, идеальный случай - поездка в Россию, чтобы посмотреть всё своими глазами, самим поговорить с россиянами.

Если же это невозможно, то стараться находить в интернете тексты и видео независимых от мнения  "вашингтонского обкома" журналистов и российские (но не "либерастические"!) материалы, смотреть российское телевидение по "тарелке" и в интернете, однако,  категорически не смотреть украинский "зомбоящик...

И, в конце концов,  стараться "включить голову", хотя бы потому,  что  раз власть в Киеве является враждебной народу страны, то и всё, в чём она пытается убедить людей, является лживой пропагандой.

А если у кого-то ещё остались силы и желание бороться, обязательно воспользоваться моим советом, как именно сделать своё сопротивление    грамотным и эффективным  

https://cont.ws/@kmochar-64/619876

Чем быстрее это будет сделано, тем меньше украинцев погибнет или уедет на постоянное место жительства за границу, тем легче будет освободить свою землю от подлого, лицемерного западного врага и его марионеток в Киеве.

И тем легче будет восстановить, возвратить свои регионы к нормальной жизни...  

                                                       *        *          *

Специально для журнала "Южнорусский фронт"

и сайта "Канал независимых новостей"   h...

Источник

Подробнее ...

Не всем везёт вовремя удрать. Ростислав Ищенко

poroshenko-samolet--768x473

Трамп не обсуждал украинские проблемы с союзниками США в ходе своего зарубежного турне. Нигде не обсуждал: ни на саммите НАТО, ни в Италии, ни в Саудовской Аравии на встрече лидеров стран арабо-мусульманского мира. Союзники тоже не обсуждали. Им не до того.

Им надо думать где брать деньги на содержание НАТО (США заставляют платить). Куда тут ещё о вечно финансово-недостаточной Украине думать. В дополнение ко всем огорчениям ещё и руководитель РУМО генерал-лейтенант Винсент Стюарт заявил, что США не считают Украину своим союзником.

Радостно, но тихо вспоминают об Украине только Польша и Франция. Они счастливы, что отвечать за всё, что наворотил ЕС, совместно с администрацией Обамы предстоит бедолаге Меркель, которая и вынуждена периодически общаться с Петром Порошенко. Одного боятся Макрон и Дуда – чтобы госпожа федеральный канцлер и неформальный лидер ЕС не дай Бог не вспомнила, что Нормандский формат был организован по инициативе французского президента, а все польские лидеры постсоветской эпохи объявляли Варшаву «главным адвокатом Украины». А то ещё предложит разделить ответственность на троих. Кстати Польша не так давно рвалась в нормандский формат.

Впрочем, похоже, что Меркель считает более продуктивным дождаться внутреннего краха режима Порошенко, которого уже додавливают местные нацисты. Во-первых, тогда благородная старушка сможет укоризненно попенять своему юному французскому партнёру и чуть более зрелому польскому «адвокату» Киева за то, что она одна билась как рыба об лёд пытаясь не допустить худшего. Разве, что ещё Путин периодически говорил федеральному канцлеру слова утешения.

Во-вторых, поскольку переход Украины из состояния порошенковщины (этакой пародии на пиночетовщину, выполненную в неповторимом национальном стиле) в состояние махновской бандеровщины (или бандеровской махновщины), больно ударит по интересам и авторитету всего ЕС и не может быть им проигнорировано, после падения режима Порошенко Меркель сможет претендовать на роль всеевропейского гуру, прописывающей общеевропейскую украинскую политику на основании только ей известной истины.

В-третьих, объединив, под своим патронатом Европу и рассчитывая, что занятые в Сирии более важными делами США не найдут времени и ресурсов и не проявят желания нагрузить на себя ещё и эту проблему, Меркель сможет договариваться с Россией, от имени ЕС, но в интересах Германии пытаясь приторговывать Украиной.

В идеале, у неё может получится тот же фокус, который провернул Трамп, заставив европейцев платить за содержание американских войск и инфрастурктуры в Европе в рамках НАТО, покрывать значительную часть расходов самого блока, резко нарастить национальные военные расходы, да ещё и обязаться более активно выполнять союзнические обязательства в рамках военных мероприятий США в разных точках планеты. Впрочем у Германии амбиции куда более скромные. Меркель вполне устроит, если репарации России, в рамках финансирования вывода остатков населения Украины из состояния гуманитарной катастрофы заплатят поляки, прибалты и «прочие шведы», возможно даже вместе с практически непричастными французами, а дивиденды от налаживания конструктивных отношений с Москвой получит Германия, подтвердив и укрепив тем самым (не без коммерческой выгоды) своё всеевпропейское лидерство.

Фокус может не пройти. В Европе все (не одна Германия) любят решать свои проблемы за чужой счёт. Но и тогда Меркель окажется во главе всеевропейского синклита, пытающегося повесить ободранную и обглоданную тушку Украины на российский баланс. Конечно, это внесёт некоторую неприятную напряжённость в отношения с Москвой. Но договариваться-то всё равно придётся.

Если федеральный канцлер и коллеги-лидеры «старой Европы» не смогут найти достаточных аргументов и убедить Путина «проявить человечность и гуманность» и убрать за ними на Украине, то можно будет попробовать предложить ему в довесок, что-нибудь из «новой Европы». Всё равно эти наглые неофиты идут по пути Киева (только не так быстро): дружат с США, требуют у «старой Европы» всё больше денег на свои нужды и быстро деградируют к состоянию несостоявшихся государств и атомизирующихся обществ.

Так что идея, всучить России заодно с Украиной и бывший социалистический лагерь может оказаться хоть и труднореализуемой, но достаточно продуктивной с токи зрения ядра ЕС. В конце концов, разговоры о «Европе разных скоростей», подразумевающие создание в рамках ЕС глубоко-интегрированного объединения «старых Европейцев», что позволит вынести неофитов за скобки настоящей Европы, стали в последние месяцы на диво популярны не только среди евроскептиков, но и в среде самых что ни на есть глобалистов-еврооптимистов.

Понятно, что Россию ожидает долгий и сложный переговорный процесс, в ходе которого необходимо будет и свои интересы защитить, и гуманитарные интересы своих граждан, из которых едва ли не половина имеет на Украине родственников учесть, и рассадник нацизма на своих границах ликвидировать, и неподъёмные обязательства на себя не взвалить. Тем боле, что для Москвы, как и для США принципиальную важность имеет ближневосточный кризис (разбивающийся на главный на сегодня – сирийский, а также ливийский, йеменский и сопутствующие кризисы, часть из которых ещё даже не проявились).

Кроме того, второй, но не менее важный приоритет, сохранение стабильности в постсоветских государствах Средней Азии, стимуляция их интеграционной активности в рамках структур ЕАЭС, а также стабилизация ситуации в Центральной Азии (включающей, кроме среднеазиатских государств, Афганистан, Пакистан, Запад Индии и Восток Ирана). С последующим вписыванием всего этого в общий российско-китайский интеграционный проект Большой Евразии, от Атлантики, до Тихого океана.

Как видим в этом комплексе совпадающих и конкурирующих интересов великих держав и их региональных союзников, Украине отведена исключительно страдательная роль. Не ей одной, но ей в первую очередь. Поскольку и в политическом, и в экономическом, и в военном смыслах, Киев для любого своего потенциального партнёра представляет обузу полное его игнорирование соседями не происходит по причинам не столько рационального, практического, сколько личностного и гуманитарного характера. России приходится учитывать общую государственную традицию, результатом которой стали миллионы личных связей граждан РФ и Украины. Германии и ЕС в целом не удалось заставить мир забыть о своей роли в навязывании Украине концепции «евроинтеграции». Без заинтересованного участия Европы, сами США не смогли бы мотивировать украинцев даже к первому майдану, не говоря уже о втором – не было бы цивилизационной перспективы (не обещать же им, что станут 51-м штатом Америки).

Однако, если с фактом наличия Украины (пусть уже и не государства а территории, на которой несостоявшаяся политическая нация ведёт гражданскую войну на уничтожение себя самой (или хотя бы одной из своих несовместимых частей), то считаться с её интересами, тем более с интересами её политиков, никто не намерен. По одной простой причине – их очевидная политическая импотентность делает бессмысленными и даже вредными любые договорённости с ними.

После переворота прошло три года, а системные украинские политики е только не смогли уничтожить нацистов, несущих опасность прежде всего их интересам, но попали от них в полную зависимость. Порошенковский режим допустил ту же ошибку, что и режим Януковича. Пётр Алексеевич, вслед за Виктором Фёдоровичем решил, что может приручить нацистов и использовать их в своих интересах. Только Янкович и компания поддерживали их финансово, а Порошенко публично солидаризовался с их идеологией  позволил им бесчинствовать на улицах украинских городов, преследуя и репрессируя не только антифашистские и пророссийские силы, но и любых «недостаточно патриотичных» (с нацистской точки зрения) граждан. Попутно нацисты осуществляли силовое подавление оппозиции официальной власти в Донбассе при помощи военной силы, на остальной территории Украины при помощи внесудебных репрессий, вплоть до политических убийств.

В результате, силовые структуры, государственные и административные органы и так оказавшиеся полупарализованными в ходе переворота ноября 2013 – февраля 2014 года (известно как второй майдан) были окончательно уничтожены и разрушены. Нацисты были инфильтрованы на ключевые посты в среднем и низшем звеньях всех сколько-нибудь значимых структур. Они же стали единственной реальной вооружённой силой в стране. Примерно с осени 2015 года Порошенко является президентом только милостью нацистов, не спешащих его свергать. То же относится к парламенту и  правительству. Даже жалкая сервильная оппозиция из бывших регионалов жива лишь до тех пор, пока нацисты не решили, что её пора вырезать.

В таких условиях, пространство для дипломатического манёвра режима свернулось в точку. С ним бы может быть и говорили бы как с меньшим злом и даже попытались бы поддержать на какое-то время, но для этого он должен был бы продемонстрировать свою способность к выживанию.

Если у кого-то оставались сомнения по поводу перспектив режима Порошенко, то за первую половину 2017 года Пётр Алексеевич их окончательно разрушил. Поддержав в марте им же заклеймённую в январе блокаду угля Донбасса, он покатился по наклонной плоскости всё больше впрягаясь в реализацию внутри- и внешнеполитической программ самых оголтелых нацистских сил. В этом ряду стоят и блокада, а затем запрет российских банков, и прерывание грузового железнодорожного сообщения между Россией и Украиной, и запрет российских социальных сетей, российской книги, российских почтовых сервисов  поисковиков, и запрет георгиевской ленточки, и рекомендации прервать общение с родственниками, проживающими в России, и декларация намерения разорвать пассажирское железнодорожное сообщение, и попытка фактического законодательного запрета деятельности УПЦ МП, неудачная, но не последняя.

Все эти действия получили (или ещё получат) одобрение и поддержку Порошенко. Все они укрепляют нацистов, делают их единственной и безальтернативной властью, стоящей даже выше закона, ибо законом завтра становится то, что нацисты реализовывали уже вчера (как, например, было с избиениями людей, носящих георгиевскую ленточку за несколько лет до того, как она официально попала под запрет). Власть демонстрирует свою неспособность остановить нацистов и готовность им подыгрывать.

Но Порошенко – не Гитлер. Тот был лидером германских нацистов, вёл их за собой, диктовал им программу и формировал из взгляды. Порошенко лишь лакейски выполняет требования и программу украинских нацистов. Они его не считают своим, они ему не верят, они его ненавидят, они его готовы уничтожить, как только он перестанет быть полезным.

Он практически перестал быть полезным. Денег Запад под него не даёт, в политической, дипломатической и военной помощи режиму отказывает. Нацисты справедливо считают, что не только убивать несогласных, но и воровать то, что плохо лежит, делить в свою пользу чужую собственность, они могут не хуже Порошенко и чудесно без него справятся. Поэтому они заговорили о грядущей «ночи длинных ножей» и вспомнили о своём «праве» решать дискуссионные вопросы при помощи автомата. Порошенко больше не может дать им то, что они не могли бы взять без него.

Итак, с Порошенко говорить бессмысленно, а с идущими ему на смену нацистами не только не о чем, но ещё и неприлично. Остальные легальные политические силы на Украине можно квалифицировать либо как неполноценного Порошенко (и их ждёт судьба Порошенко), либо как неполноценных нацистов. Из этих большинство примкнёт у нацистам и станет полноценными.

Как ни парадоксально, но у Порошенко остался один потенциальный партнёр по переговорам – ДНР/ЛНР. Нацисты враги Порошенко, но нацисты враги и республик. И республики, и Порошенко являются участниками минского процесса. Договорённости не нравятся и одним, и другим, но альтернатива – война, к которой стремятся нацисты. Порошенко не желает признавать легитимность властей республик и пытался уничтожить их, опираясь на нацистов, но ныне цивилизованный мир готов признать утратившим легитимность самого Порошенко, власть которого нацисты имеют куда больше шансов ликвидировать, чем нанести ущерб власти республик.

Кроме того, уже даже либеральная часть майдана начинает замечать нацистов на Украине и боится их. Украинское общество хочет завершения войны и не хочет нацистской диктатуры. Успешные переговоры с республиками, реальное прекращение военных действий и переход к полноценному урегулированию позволили бы Порошенко хотя бы временно получить общественную поддержку, вновь, пусть и на короткий период (до ликвидации нацистской угрозы) став меньшим из зол.

Кроме того, ликвидация нацистской угрозы и урегулирование кризиса в Донбассе именно то, чего требуют от Украины и Европа, и Россия. Сумей Порошенко добиться прорыва на этом направлении, с ним бы опять начали говорить и даже поддержали бы его. Конечно, потом ему всё равно пришлось бы уйти – слишком много преступлений он совершил. Но, во-первых, в тюрьме лучше, чем в могиле, а, во-вторых, за вклад в победу над украинским нацизмом мог бы попытаться себе и амнистию выторговать.

Конечно сегодня союз киевской власти с ДНР/ЛНР против украинских нацистов – крайне рискованный для Порошенко ход, но других вариантов у него всё равно нет.

Впрочем, как показывают практика и опыт, Порошенко будет сидеть и ждать, что нацистская угроза сама рассосётся, так же как Янукович сидел и ждал, что сам рассосётся майдан.

Только вот не всем везёт вовремя удрать.

Ростислав Ищенко, «Актуальные комментарии»

Подробнее ...
Пред След
Пред След
Пред След
Пред След
Пред След
Пред След
Путь Порошенко: из Европы — в импичмент. Ростислав Ищенко

23 июня, 2017

Путь Порошенко: из Европы — в импичмент. Ростислав Ищенко

Оценка европейской части международного турне Порошенко была дана еще до его начала. И дали ее украинские политики. Подконтрольные партии ...

Ростислав Ищенко: Беги, Петр, беги!(Киевский тупик) 20.06.2017 (Видео)

20 июня, 2017

Ростислав Ищенко: Беги, Петр, беги!(Киевский тупик) 20.06.2017 (Видео)

ИЩЕНКО: Я не знаю, Порошенко виднее, он в принципе, о фантастической поддержке начал заявлять еще до отъезда в Соединенные Штаты. Причем, ...

Внеблоковая Россия и кошмар коалиций. Ростислав Ищенко

19 июня, 2017

Внеблоковая Россия и кошмар коалиций. Ростислав Ищенко

Секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана, представитель высшего руководителя Ирана, бывший министр обороны Ирана Али Шамха...

Ростислав Ищенко: Бабетта идёт на войну

18 июня, 2017

Ростислав Ищенко: Бабетта идёт на войну

Любое государство, как и любой человек обладает свободой выбора. Но только до определённого момента. Именно поэтому мы часто говорим об ок...

101 life

Администрация сайта не несет ответственности за содержание материалов размещенных на сайте независимыми авторами. Проект является независимым и придерживается свободы слова. Все права на материалы принадлежат их авторам.

Real time web analytics, Heat map tracking

101 life

Яндекс.Метрика
Besucherzahler
счетчик посещений
Рейтинг@Mail.ru