Menu

Поддержите проект, разместите новость в своей ленте!

Лукашенко: Побег последнего диктатора

  • Автор 

luk700

Череда неприятных новостей из Белоруссии.

Россия сократит поставки нефти в Белоруссию – не договорились о цене. Белоруссия вводит безвизовый режим для 80 стран, а значит – фактически устанавливает безвизовый режим для тех же стран с Россией. До этого был арест пророссийских журналистов агентства REGNUM. До него – один из самых долгих в истории российско-белорусских отношений споров по поводу цены на газ.

Экономические споры у России и Белоруссии возникают регулярно, и чаще всего заканчиваются обоюдным компромиссом. Однако сейчас изменился сам фон этих споров. Если когда-то можно было воспринимать инциденты подобного рода исключительно как пресловутые «споры хозяйствующих субъектов», то сейчас их контекст существенно изменился.

Сегодня всё происходящее – скорее симптом усиливающейся вероятности развития в Белоруссии своеобразного варианта «украинского сценария». Иными словами, Батька замыслил побег. Судя по всему, Александр Лукашенко увидел возможность избавиться от имиджа «последнего диктатора Европы», улучшить отношения с Западом и ослабить российское влияние на свою страну. Вот уже несколько лет он методично действует именно в этом направлении.

Стоит отметить, несмотря на высокую зависимость Белоруссии от России (наша страна фактически дотирует развитие Белоруссии, как раньше дотировала и развитие Украины), Лукашенко никогда не был абсолютно лояльным соседом. Он всё время пытался перехватить авторитет и инициативу у российской власти, обращаясь к какой-то иной системе легитимности.

Традиционный ход Лукашенко – признавать «братские отношения» российского и белорусского народов, параллельно критикуя российские политические элиты и выбивая преференции для усиления собственного режима. В 1990-е и первой половине 2000-х Лукашенко активно эксплуатировал антизападную и квазисоветскую риторику, что сделало его кумиром российских коммунистов и национал-патриотов.

На фоне Бориса Ельцина Белоруссия и Лукашенко представлялись для коммунистической и национально-патриотической общественности образом желаемого будущего, примером альтернативного сценария постсоветской трансформации. Основой имиджа белорусского президента было то, что он, по мнению своей фан-группы, «не прогнулся ни под олигархов, ни под Запад». «В Белоруссии порядок и стабильность», — примерно так говорили о Лукашенко тогда.

Особенно романтически настроенные персонажи патриотического бомонда – типа Александра Проханова – высказывали в те времена надежды, что когда-нибудь в России появится лидер, подобный Лукашенко, или же, чем чёрт не шутит, даже сам Лукашенко. Батька же, судя по всему, никаких иллюзий по этому поводу не испытывал и просто использовал доступные внутрироссийские ресурсы для влияния на российское же общественное мнение.

Результатом любых идеологических манипуляций и массированной патриотической риторики в советском стиле обычно были удачно заключённые договоры, льготы и прочие, исчисляемые в денежных знаках результаты. Эту стратегию в отношениях с Россией используют почти все наши бывшие соседи по СССР – за словами о дружбе скрывается банальное «деньги давай, давай деньги!».

Но если играть в ролевые советские игры на фоне Бориса Ельцина было удобно и выгодно, то на фоне политики, проводимой Владимиром Путиным, это с каждым годом становилось всё менее перспективно. В последние годы вектор белорусской политики изменился: начинается активная белоруссизация, усиливаются отношения с Литвой и дистанцирование от России. Усилен акцент на построение белорусского национального государства и белорусов как гражданской нации.

Все 1990-е годы Лукашенко громил белорусских националистов и добился на этом пути больших успехов. Вероятно, теперь он решил, что бояться националистической и национально-демократической оппозиции нечего, и на эту лошадь можно без страха сесть самому.

Если в начале своего правления Батька говорил о белорусском языке как о «бедном», на котором «нельзя выразить ничего великого», то в июле 2014 года он впервые за много лет выступил с речью на белорусском языке. Чуть позже Лукашенко анонсировал увеличение количества часов белорусского языка в школах. Наблюдатели также отмечают, что белорусского языка стало больше на телевидении и в рекламе. Неуважительное отношение к белорусскому языку становится теперь поводом для уголовных дел.

Более толерантным становится и отношение к альтернативной государственной символике – гербу «Погоня» и бело-красно-белому флагу, которые раньше жёстко ассоциировались с оппозицией. На государственном уровне отмечается День вышиванки, пропагандируются национальные орнаменты и символика. Вот уже 5 лет эксперты пишут о «мягкой белоруссизации», темпы которой стали нарастать после 2014 года.

Воспринимать это можно двояко.

Конечно, белорусские оппозиционеры считают, что Лукашенко просто нашёл слабое место в госидеологии и проводит её косметический ремонт. Но есть и другая версия: президент Белоруссии встревожен событиями на Украине. Наблюдая возрождение в мировой политике риторики и образов врёмен «холодной войны», Лукашенко решил, что вполне возможно у западной общественности есть новый кандидат на роль «последнего диктатора Европы». А ему можно попробовать тихо отойти в сторону и сделать ставку на Европейский Союз – вдруг получится.

Вероятно, Лукашенко учёл уроки Украины, где окончательный развод с Россией прошёл силами националистической оппозиции и вылился в чрезвычайно конфликтный сценарий. Лукашенко же может сделать ставку на то, чтобы самому создать и возглавить дрейф Белоруссии в сторону Европы под лозунгами национального возрождения.

В такой ситуации торг по поводу нефти и газа – это не просто рядовой экономический межгосударственный спор. Это попытка взять от России как можно больше, получить все возможные выгоды и преференции прежде, чем покинуть сферу российского влияния. Ведь наше государство уже показало: в подобной ситуации оно будет до последнего идти на уступки и пытаться договориться.

И если такие опасения верны, стоит признать и другой печальный факт: мы не знаем, что делать с Белоруссией, если она и правда возьмет курс на Запад. Очевидно, что военные решения в запасе есть, но вот решений, связанных с «мягкой силой», не наблюдается. Что мы можем противопоставить «мягкой белоруссизации»? Вот над чем надо думать.

Источник

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Наверх
Пред След
Пред След
Пред След
Пред След
Пред След
Пред След
Ростислав Ищенко: Мрачная годовщина. Порошенко просят на выход

20 февраля, 2017

Ростислав Ищенко: Мрачная годовщина. Порошенко просят на выход

К третьей годовщине февральского государственного переворота на Украине готовились все. Майданно-олигархическая оппозиция не скр...

Константин МОчар: "Чумовая выдалась неделька", или детектив от хакеров из бывшей Украины...

19 февраля, 2017

Константин МОчар: "Чумовая выдалась неделька", или детектив от хакеров…

1. Есть фраза, которую  преподаватели    "научного коммунизма" в первом моём институте приписывали Ленину - "Сред...

Константин МОчар: "СУТЬ ВЕЩЕЙ" на ю-тьюбе и в патриотической блогосфере

18 февраля, 2017

Константин МОчар: "СУТЬ ВЕЩЕЙ" на ю-тьюбе и в патриотической блогосфер…

...Недавно познакомился с интересными, креативными ребятами. На так называемом  "Видеоресурсе непредвзятой информации от авторо...

Вячеслав Благомир: Антология давления США - Прохиндиада или бег на месте....

17 февраля, 2017

Вячеслав Благомир: Антология давления США - Прохиндиада или бег на месте....

    Слушал комментарий Алексея Пушкова, главы Комиссии Совета Федерации по взаимодействию со СМИ. Он выражал мнение о перс...

101 life

Администрация сайта не несет ответственности за содержание материалов размещенных на сайте независимыми авторами. Проект является независимым и придерживается свободы слова. Все права на материалы принадлежат их авторам.

Real time web analytics, Heat map tracking

101 life

Яндекс.Метрика
Besucherzahler
счетчик посещений
Рейтинг@Mail.ru