Menu

Поддержите проект, разместите новость в своей ленте!

ЮЛИЯ ЛАНТУХ, МАТЬ ДЕТЕЙ, ПОГИБШИХ В ГЕРМАНИИ «Только работая, могу я пережить убийство моих детей»

Yulia-Lantukh-Alemania-junto-fotografias 1188191600 74498321 667x375

Бывшая жена «Бретон-Севильи» надеется, что он никогда не выйдет из тюрьмы и не сомневается, что он находился под воздействием наркотиков, как он сказал в ходе судебного разбирательства.

descansan-Miguel-Angel-Leonardo-Alemania 1188191593 74496556 667x375

Гробница, в которой сохранились останки Микеланджело и Леонардо, в Германии.

Юлия Лантух хорошо говорит по-испански. Она делает это очень быстро. Иногда почти в спешке, пока не спотыкается на одном словом, которое не в силах произнести, и заканчивает предложение «я не знаю», который появляется в конце как тик.

Хотя она признает, что ей трудно говорить о себе и чувствовать себя главным героем, она соглашается провести телефонное интервью с этой газетой, через восемь месяцев после того, как ее бывший партнер, инженер Севильи Хуан Серхио Олива Гомес, 40 лет, предположительно убил его двое детей, Мигель Анхель и Леонардо, 5 и 4 года. Двое детей родились в Севилье и эмигрировали с родителями в Германию в 2014 году. Оба они были убиты 18 февраля в доме их отца в маленьком городке Аурих, в 25 километрах от Штутгарта.

Судебное разбирательство против Серхио Оливы началось 25 октября и планируется до 12 декабря. Будет проведено десять слушаний, в которых появятся более тридцати свидетелей, включая нескольких родственников и друзей этого инженера из района Сан-Херонимо, которые отправятся из Севильи в Германию для дачи показаний в суде. Его бывшая жена, тем временем, живет на грани выживания...

Юля Лантух, 35 лет, русская, в Германии оказывает помощь своей матери, которая переехала из России. Теперь она посещает начало судебного процесса и только надеется, что ее бывший супруг и отец детей будет наказан.

Ее жизнь монотонна. Она живет только на работе.

 «Я начинаю работать утром, очень рано, много дней. Я работаю по двенадцать часов, останавливаюсь на полчаса, и опять продолжаю работать, только тогда я смогу выжить», - объясняет она.

Она говорит, что хочет жить только для того, чтобы быть донором органов, что, когда кому-то нужно сердце, она сможет его отдать. Она проводит ночи, обнимая одежду своих детей, потому что они все еще сохраняют запах детей. Ее мать пыталась изменить окружение и обстановку, чтобы она могла попытаться победить то, что произошло, но она против. Она не хочет ничего менять... Ненамного меньше брось что-нибудь. Она хочет, чтобы комната была такой же, как и до убийств, как будто она может вернуть своих детей и ничего не трогать дома.

«МНЕ ОЧЕНЬ БОЛЬНО, ЧТО СЕМЬЯ СЕРХИО НЕ СПРОСИЛА МЕНЯ, ГДЕ ПОХОРОНЕНЫ ДЕТИ»

Часто отправляйтесь на кладбище, где покоится пепел двух детей. Это колумбарий, совершенно отличный от колумбария в Испании.

 Пепел похоронен, вокруг них растут разные цветы. Юлия пересаживает растения каждые три месяца, чтобы всегда оставались свежие цветы вокруг останков детей. Нет надгробия или надписи, и только одна фотография идентифицирует жертв этого зверского преступления.

Несколько недель назад Юлия связалась с Рут Ортис, бывшей женой Хосе Бретона.

 «Это ей очень помогло, но она не спешила звонить ей, потому что до сих пор она не могла говорить о том, что произошло», - говорит один из друзей, о молодой русской девушке из Севильи.

После того, как пара разошлась, в августе 2016 года Серхио Олива угрожал Юлии Лантух что поступит как Бретон.

Семья Оливы, с которой эта газета связалась после двойного преступления, не дала никакого ответа на наши вопросы. Но в последствии в суде отрицали, что Серхио Олива угрожал убить детей.

Юлия рассказывает:

«Однажды он рассказал мне о Бретоне, он сказал, что если он расстанется со мной то, он сделает то же самое что и Бретон со своими детьми, но я никогда не думала, что он сделает что-то подобное». Он всегда говорил, что очень любит детей.

«ОН ГОВОРИТ, ЧТО ОН БОЛЕН, НО ОН ГОВОРИТ ОЧЕНЬ ХОРОШО, ОН ВЫГЛЯДИТ НЕ ТАК УЖ ПЛОХО, ОН РАССКАЗАЛ СУДЬЕ ВСЕ, ЧТО ОН ИЗУЧИЛ».

Отношение семьи предполагаемого убийцы недостойно…

«Я знаю, что сестра Серхио приехала в Германию, она посещала тюрьму, но она даже не позвонила мне… не ради меня, а ради ее племянников».

9 ноября запланировано слушание матери отцеубийства Антонии; сестры, Марии дель Кармен; и его лучшего друга, Альваро, который был крестным отцом Мигеля Анхеля, самого старшего из убитых детей.

 «Они написали письмо, поддерживающее Серхио, и никто даже не спросил меня где дети похоронены», - говорит Юлия.

«Мне так больно, что бабушка, которая так много говорила, что хотела Микеланджело, ничего не спрашивала ... Лео не любила так сильно, но ...
Но дело не только в бабушке, у нее тоже есть дети, и мы много говорили о… Но теперь кажется, что дети мои одни, никто ничего не послал, никто не спросил и не попытался найти их на кладбище, даже один из его друзей угрожал мне, комментируя записи в Facebook против Серхио. У них же тоже дети в Севилье, я знаю, я думаю, что это не нормально».

Юлии предстоит испытание, и я желаю ей что бы «быстрее все кончилось». 25 октября состоялось первое заседание, единственное, что было проведено до сих пор. В тот день Серхио Олива заявил, что до тех пор он взял свое право на молчание и в полиции, так и суде, которые проводили расследование по делу. О двойном убийстве, Олива сказала, что ничего не помнит о фактах. Единственное, что он помнит в тот день, это очень яркий свет, возможно, фонарик, который фокусировался на его лице, и рядом с ним открылась и пустая бутылка антидепрессантов.

Кроме того, он сосредоточил свое выступление на своих профессиональных навыках, в качестве инженера по телекоммуникациям и медсестры. Он сказал, что должен был начать работать в марте в немецкой компании,

«На суде Серджио говорил о себе, он говорил о фонарике и баночке с таблетками, но, когда я вошла в дом, Серхио был на кухне, а дети были в гостиной», - объясняет Юлия.

«Я звонила ему раньше многократно, а он не отвечал, я пошла к нему домой…, он тихо сидел на кухне, он мог принимать таблетки и до и после убийства детей, потому что это было длительное время с тех пор, как они умерли, пока я не пришла к нему домой».

«ТАКИЕ ЛЮДИ, КАК ОН, НИКОГДА НЕ ДОЛЖНЫ ВЫХОДИТЬ ИЗ ТЮРЬМЫ, НЕ ДОЛЖНЫ ИМЕТЬ ДРУГОЙ ВОЗМОЖНОСТИ, ПОТОМУ ЧТО У МОИХ ДЕТЕЙ ЭТОГО НЕ БЫЛО»

«Он говорит, что он больной, но он хорошо говорит…, он выглядит не так уж плохо, он начал говорить, что не может говорить…, но потом он много говорил, и очень хорошо…, о себе, он рассказал все, что изучал, и все, что он делал… Но он не отвечал на вопросы моего адвоката, прокурора, судьи, и особенно тех, которые были связаны с днем ​​преступления».

 Олива пытается своим заявлением доказать, что болен и что он действовал под воздействием передозировки наркотиков, возможно, добивается того, чтобы исполнение приговора передали в психиатрическую больницу, а не в тюрьму.

«Я не врач, я ничего не могу сказать об этом, но есть много людей, которые сомневаются в этом, они обвиняют его в том, что он бил детей камнем по голове, а затем бил ножом в сердце, возможно ли, что Транквилизаторы приведут к этому? »- спрашивает Юлия, которая указывает на данные, извлеченные из судебного отчета.

У детей были травмы черепа, вызванные тупым предметом, возможно, камнем или кирпичом, а также ранами ножом в сердце. На первом заседании суда обвиняемому, а также суду были показаны фотографии трупов. «Они не позволили мне увидеть их».

Пара познакомилась в 2009 году в Интернете. Оба жили в Севилье, где родились дети. В 2014 году Серхио Олива, который некоторое время был безработным, решил испытать удачу в Германии куда он поехал на заработки. Олива плохо адаптировался. Депрессия и упадок духа преследовали его. Через три месяца он попросил Юлию переехать к нему в Германию из Севильи. Если бы она этого не сделала, он бы вернулся в Испанию и поселился в доме своих родителей в Санлукар-де-Баррамеде. Юлия согласилась на предложение и отправилась в Германию со своими детьми.

«Я НИЧЕГО НЕ ДУМАЮ О БУДУЩЕМ, Я ХОЧУ ВЕРНУТЬСЯ В СЕВИЛЬЮ ОДНАЖДЫ, ПОТОМУ ЧТО У МЕНЯ ТАМ МНОГО ДРУЗЕЙ»,

«Я сделала все возможное, чтобы побороть свою депрессию. Я сменила работу, чтобы быть ближе к детской.
С августа мы не жили вместе, и старалась избегать контактов с ним. Потому что сильно не ладили и старались не общаться. Он сказал мне, что поедет в Испанию в марте, покупать новую машину, и хотел привести мою мать в Германию, чтобы она могла заботиться о детях, и он мог спокойно уйти. Он не умел о детях заботиться».

Слушанье Юлии было назначено 25-го число после обвиняемого, но не смогло закончить, потому что сессия была сокращена в четыре часа дня по недоверию адвоката обвинения. Слушанье продолжаться 7-го числа. На этот день заявлены в свидетели представители служб экстренной помощи и будут опрошены полиция и соседи, которые вошли в дом.

Она надеется, что этот случай поможет «другим не допустить смерть ребенка». Фактически заявляет, что это единственная причина, почему Юлия дает это интервью, чтобы попытаться сделать общество более осведомленным.

«Дети должны быть защищены, они невиновны, мы взрослые можем защитить себя, но дети не могут, я не могу понять, что отец, который спит с ними, может убить их, и мое дело не единственное, это происходит слишком часто».

«Я ПРОВОДИЛА ДНИ, ЦАРАПАЯ СЕБЕ ВСЕ ТЕЛО ДО КРОВИ, Я ТАК БОЯЛАСЬ ...»

Она хотела, чтобы суд закончился. Серджио не хочет оставаться в тюрьме…

«Такие люди, как он, никогда не должны выходить, я делаю все, что в моих силах, чтобы не думать о нем, но я не хочу, чтобы он вышел, я не хочу, чтобы у него был еще один шанс, такие люди, как он, не могут иметь шанса начать новую жизнь потому что у моих детей больше нет шансов, у него есть прошлое, у моих детей нет».

И она настаивает на призыве повысить осведомленность о преступлениях против детей:

«Я хочу, чтобы мы сделали что-то, чтобы никто другой не смог убить ребенка, между прочим, мы все должны что-то сделать, чтобы мужчины и женщины не могли убивать своих детей».

Ее будущее, на данный момент, находится в Германии. Она не хочет уезжать от места, где похоронены Микеланджело и Леонардо.

«У меня нет никаких планов, когда ни будь будут, но не сейчас, а сейчас лучше не думать слишком много о будущем».

Когда-нибудь она вернется в Испанию.

«У меня там много друзей, это действительно то, что я хотела бы сделать, но мне трудно думать, что я должна оставить детей здесь, на кладбище».

Пока что единственное, о чем она говорит, это то, что она будет регулярно приносить цветы.

«Я очень благодарна за поддержку, которая пришла ко мне из Испании»

Юлия Лантух очень благодарна всем людям, которые отправили ей приветственные письма через WhatsApp, Facebook и другие социальные сети. Русская община в Севилье обратилась, чтобы помочь ей, и отправила письма в суд и даже собирает подписи, чтобы поддержать ее дело. Юля хочет воспользоваться интервью, чтобы поблагодарить за эту работу.

«Большое вам спасибо, я никогда не думала, что так много людей могут написать мне и отправить мне столько сообщений поддержки, они многое сделали для меня, я очень благодарю за эту поддержку, и у меня нет слов, чтобы поблагодарить всех моих друзей, русских и испанцев за помощь, которую я получила. В Германии я тоже это чувствовала, но ни так как в Испании, я думала, что они могут начать защитить Серхио за то, что он тоже испанец, но как раз наоборот, большое спасибо всем».

Лантух признает, что какое-то время он не хотела ни с кем разговаривать. «Когда это случилось, я просто хотела спрятаться, я не выходила, я боялась всего… Мне было так плохо, что я целый день царапала все свое тело, пока не раздеру. Я всегда плакала, я даже не мог сесть, я так боялась, что даже не могла говорить ни с кем».

 Восемь месяцев спустя она только плачет, когда говорит о детях.

«Это то, что я до сих пор не могу контролировать, но работа помогает мне. Когда я работаю, я ничего не думаю, теперь я собираюсь поужинать, а завтра я встану в четыре часа ночи, чтобы провести еще один день».

Перевод Мария Смирнова

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Наверх

101 life

Администрация сайта не несет ответственности за содержание материалов размещенных на сайте независимыми авторами. Проект является независимым и придерживается свободы слова. Все права на материалы принадлежат их авторам.

Real time web analytics, Heat map tracking

101 life

Яндекс.Метрика
Besucherzahler
счетчик посещений

 

Рейтинг@Mail.ru