Menu

Поддержите проект, разместите новость в своей ленте!

Константин МОчар: Неформат по воскресеньям - рассказ-очерк "Случай"

829879

Новое воскресенье, и - новый "Неформат" (1 - 14)

Переопубликование этого раздела (8 октября 2017-го) я начал из рассказов, составляющих, вместе с этюдами и эссе, "Юркин калейдоскоп", что на Прозе.ру (14), потом "сходил" в "Рассказы - фантастика" (там же), возвратился обратно...

В своё время, 21 августа 2015-го, я уже показывал этот рассказ-очерк (15). Теперь, в новой редакции, предлагаю его посмотреть ещё раз...

Кстати, он был опубликован  в 1999-м или 2000-м в еженедельнике "Петровка-38", хотел тогда же опубликовать и журнал "Милиция", но "Петровка-38" согласился быстрее, а я, наивный, считал, что нельзя печатать в двух изданиях сразу   ))) .   

А ещё напоминаю - для тех моих читателей, кому "невтерпёж" дожидаться очередных публикаций - можно прочитать их на Прозе.ру (16), под моим резюме-тире-авторской справкой, в разделе "Произведения".

Или, если есть желание посмотреть последние их редакции, да ещё и с иллюстрациями, надо "забить" в поисковую строку Яндекса и (или) Гугла такую конструкцию - КОНТ Константин МОчар Неформат... (и дальше, после слова "Неформат", поместить название любого рассказа, этюда или эссе из раздела "Произведения" - или из "Рассказы" - фантастика; или из сборника текстов "Юркин калейдоскоп", романа в историях и картинках, как бы романа из собственной жизни, с попыткой её художественного переосмысления).

                                                   *          *           *

                                        Случай

 

В дверь постучали.

Жена вздрогнула и зашикала на Янку, Юра уменьшил громкость телевизора. Стук, наглый и оглушительный, продолжался ещё несколько минут.

Выждав для верности, Юра вышёл в прихожую, поставить воду для кофе.

И вдруг властный голос из-за двери:

- Открывайте сейчас же! Мы слышим, что вы там! Отворяйте, а то с милицией придем!

Юра и открыл, едва попадая ключом в замочную скважину.

Заслонив проход, на пороге встала высокая женщина килограмм на сто десять. Была она вполне миловидной, но в тот момент Юра видел только насупленное в праведном гневе лицо.

Женщина бесцеремонно оттолкнула его и внеслась в комнату. Посмотрела на сжавшуюся жену, в испуганные глазки дочери и констатировала:

- Та-ак, нелегальное проживание…

И «скомандовала» стоявшей рядом худенькой женщине лет тридцати, с коротко стриженными русыми волосами:

- Иди, звони участковому. Давай-давай, нечего с ними церемониться.

Та успела увидеть маленького ребенка и пробовала возразить, но затем, пожав плечами, послушно побежала вниз.

Юра был в ступоре. Уборщица несколько раз утром оч-чень внимательно его разглядывала - обычно уборщицы «стучали» администраторам. Если в случае съема комнаты давать "администраторше" этажа десять долларов в месяц, тебя в упор не замечали. Он не сделал этого – хозяин комнаты, докторант из Таджикистана, был против. Но теперь Юра выложил бы в десять раз больше. Лишь бы не плакали жена и маленькая дочь, лишь бы ситуация разрешилась.

Юра жил в Москве нелегально больше двух лет. Развернутая в Закарпатье стройка требовала ежемесячных денежных вливаний. Выход был один – сидеть здесь, «упираться рогом» и делать денежку. Рублик к рублику, с переводом в доллары.

И плыли домой деньги, заработанные потом и страхом. Почему потом – понятно. А почему страхом? Потому что уже крепло в столице новое милицейское поколение, с легкой руки «регистраторщика» Лужкова привыкавшее к легким заработкам.

Были это люди в форме, молодые и не очень, самодовольные и с наглыми улыбками. И работали весьма профессионально. Наметанный взгляд в толпу, небрежный жест к козырьку фуражки: «Ваши документы!», и тридцать-пятьдесят тысяч рублей (не деноминированными) как с неба упали.

Ловили они не имеющих регистрации кавказцев, ловили и брата-славянина. Да и какая разница – абы деньги! А обыватель поддержит: «Нефиг было отделяться! Самостийности захотелось? Вот и жри ее, сколько влезет!»

Юрию было несколько легче, с младшим братом Василием, аспирантом МГУ, оказались внешне очень похожи – даже знакомые путали. Так что всегда для крепких ребят в форме был приготовлен какой-нибудь документ брата.

Добавляли оптимизма и победные звонки из дому. Мама - дай ей Бог здоровья! – продолжала строительство дома по чертежам и указаниям сына лучше любого прораба-мужика.

…Милиции долго не было. Администраторша всё расхаживала по длинному коридору и прихожей блока, через распахнутую дверь:

- Сейчас с вами разберутся, хватит мне «таких», только вчера выговор дали с предупреждением об увольнении. Чего сидите – собирайтесь!

Прижимая к себе Янку, жена всё ещё плакала. Юра же был весь в сумбурных мыслях: «Что же будет, как выкрутиться? Что придумать?». И – как бы краешком сознания - вспоминал приезд Леси в Москву на его день рождения.

Да, чудесные июльские дни и вечера… Тогда он и добился обещания жены поступить в МГУ, через подготовительное отделение для "стажников" – рабфак.

Увидев приложение к красному диплому педучилища со всеми пятерками, секретарь приемной комиссии воскликнул: «Вы-то точно поступите!». И Юра, уже предвкушая, как хорошо всё будет, уговорил Лесю взять в Москву и дочь.

"Да и зачем лишний раз тратить на дорогу деньги, время и нервы?"

Все в баулах, сумках и сумочках, промозглым ноябрьским утром девочки прибыли в Москву. Начиналась, как надеялся Юра, новая жизнь.

Янка не могла нарадоваться, что и мама, и папа рядом. Очень любила гулять, крепко взяв за руки. Заглядывала по очереди в их лица, восхищенно повторяла: «Папа! Мама! Мама! Папа!..» Глазенки ее горели такой радостью, что Юра забывал о переживаниях по поступлению, тоже чувствовал себя счастливым. Хотелось подхватить на руки жену, дочь…

Но… Леся не прошла по конкурсу. Не хватило одного балла.

Первое время Юра и Леся были в трансе. Лишь Янка не понимала тяжких родительских проблем, была веселой и беззаботной. И о том, чтобы отправить ее с мамой домой, папа не хотел даже думать: «Но неужели все надежды на спокойную семейную жизнь в Москве - впустую?»

В глазах жены надолго поселилась тревога. Если Юра был мужичок битый, цепкий, как сорняк – где посадишь, там примется, то Леся выросла очень домашней. Не один вечер она плакала у мужа на плече. Или устраивала скандалы:

- Ты понимаешь, как надоело бояться! Сидеть взаперти, опасаться каждого стука в дверь! Дрожать, что Янка заплачет, когда за дверью чужие, что выбросят на улицу…

Человек в фуражке показался на их четвертом этаже через полчаса. От одной милицейской формы у Юрия задрожали коленки, хотя был милиционер на вид совсём не страшный. Среднего роста и не молодой, устало козырнул:

- Старший сержант Матюхин, прошу документы.

Понемногу приходя в себя, Юра уже продумывал дальнейшую тактику. Показал бумаги:

- Вот паспорта, вот удостоверение жены, платные курсы при университете. И заявление на комнату, да, подписано на географическом факультете.

Милиционер облегченно вздохнул:

- Почему же не заняли выделенную площадь?

- Не могу зарегистрировать жену в Москве, - снова показал Юра паспорт Леси, весь исчерканный энергичной дочуркой, да ещё на девичью фамилию, которую жена сменила в браке.

Мороз во дворе хватанул за нос и щёки, не добавили хорошего настроения хмурое небо и давно посеревший снег. Юра сокрушался:

- Втемяшилось молодой жене учиться в самом МГУ, а старый муж вынужден слушаться. Теперь просто не знаю, что делать. Злюка-администраторша требует, чтобы через пять минут нас не было в комнате, всё равно милиция выкинет. А куда – на улицу, на пятнадцатиградусный мороз?

- Ты, главное, успокойся, у тебя семья, дитё малое. За регистрацию вас штрафовать не буду, так, предупреждение выпишу.

И вдруг добавил:

- Поменьше слушай всяких самодурок. Мы не звери – милиция не имеет права выселить с ребенком. В зоне В негр с женой и четырьмя детьми блок из двух комнат занимает. Учебу давно закончил, за проживание не платит, и в Африку не едет. Ничего общежитие с ними  сделать не может, вопрос решается с посольством.

Подмигнул, пожал на прощание руку, посоветовав:

- Быстрее отправляй жену домой за новым паспортом. И вселяйся, пока бумаги не отобрали.

Через две недели Леся с дочкой вернулась. Зарегистрировавшись, семья заняла комнату, в которой уже не надо было бояться стука в дверь.

Очень хотел Юра хотя бы «кристалловскую» выставить хорошему дядьке Матюхину, но от его волнения бутылка выпала из штанов и загремела на всё отделение. Старший сержант посмеялся и водку не взял. Выслушал слова благодарности, потрепал по плечу…

Прошли годы, бывало в жизни всякое. Не единожды Юра встречался с «доблестной» милицией, но теперь уже меньше чертыхался. Помнил - есть разные милиционеры.

                                                  *         *        *

Ссылки на предыдущие публикации "Неформата" по ссылке на источник

 

                                                *        *        *

Специально для сайта "Канал независимых новостей"   http://cnl.su/

и журнала "Южнорусский фронт" на КОНТе   https://cont.ws/jr/juzhnorussk...

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Наверх

101 life

Администрация сайта не несет ответственности за содержание материалов размещенных на сайте независимыми авторами. Проект является независимым и придерживается свободы слова. Все права на материалы принадлежат их авторам.

Real time web analytics, Heat map tracking

101 life

Яндекс.Метрика
Besucherzahler
счетчик посещений

 

Рейтинг@Mail.ru